Завсегдатай зала Ваграм (Часть 3)

09 Сентябрь 2013. Категория: Статьи о боксе

Часть 2. 26 января 1972 года: "Архивы САК (Службы гражданского действия) с массой интереснейших сведений были спрятаны в сейфе № 214104 одного из парижских банков. Секретное досье "господина Шарли" найдено".

29-30 января 1972 года. Снова "Орор": "Собираясь улизнуть от негласного контроля мадридской полиции и уехать в Танжер, был взят хозяин гангстеров САК. Господин "Шарли" боялся убийц.

Ласкор устроил в Испании нечто вроде филиала ЭТЭК, специализировавшегося на делах с наркотиками. Друг арестованного во Франции жулика Лабэ господин "Шарли" как будто был замешан в делах с "травкой"...

На самом деле главарям торговцев наркотиками, кажется, не понравились некоторые начинания Шарля Ласкора..."

Этот человек, даже пойманный с поличным, сохранил настолько хорошие связи, что получил всего три года тюрьмы после процесса, проведенного практически тайком в период летних отпусков, в августе 1972 года.

Таков "Шарли" Ласкор, пригласивший руководить своим заведением — ЭТЭК — победительницу конкурса на звание "мисс Франция" 1964 года Жаклин Гэро.
Но вернемся к залу Ваграм, куда "Шарли" любит ходить в сопровождении соблазнительных молодых женщин, которых он меняет с такой быстротой, что это производит впечатление.

Один из моих молодых друзей-журналистов, человек наблюдательный и со связями, однажды сообщил мне:

— Знаешь, тот завсегдатай мест у ринга, Дон-Жуан, ходит к моей знакомой.

— Ну и что?

— Он обещал устроить ей путешествие.

— Ей повезло.

— Не изображай невинного младенца. Не понимаешь, о каком долгосрочном путешествии может идти речь?..

— Торговля женщинами? Не может быть! Очень интересно. А ты играешь роль сыщика?

— Без всяких стараний. Она сама мне все рассказывает.

Однажды вечером, после того как "Шарли" Ласкор убедился в нашем интересе, впрочем совершенно случайном, к некоторым его занятиям, он остановил меня в подвале зала Ваграм.

Ласкор не владелец Ваграма, не официальное лицо ФФБ, не менеджер, не боксер, не журналист. Личные отношения с организатором матчей Жильбером Бенаимом дают ему право свободного доступа в раздевалку. В Ваграме, как и во Дворце спорта, "Шарли" у себя дома.

— Послушайте, у меня к вам серьезный разговор.

Сухой тон выдает его волнение.

— Прошу вас.

— Вы и ваш друг, кажется, очень интересуетесь моими делами, которые вас не касаются.

Какую позицию выбрать? Пожалуй, удивление. "Шарли" продолжает со злостью:

— Лично я ничего не боюсь. Я человек с положением, занимаюсь коммерцией. Но не вмешивайтесь в дела, которые вас не касаются.

Слушая его, я вспоминаю о множестве деталей, которые убедительно дополняют образ моего собеседника. Не считая нужным изображать удивление и дальше, я занимаю агрессивно-презрительную позицию. Мне удается вывести его из себя. Он распоясывается, отбросив всякое "вы", показав злобное и вульгарное лицо:

— Прекратите шпионаж, иначе тебе и твоему приятелю разобьют головы на каком-нибудь углу.

Вперив в меня твердый как сталь взгляд, он продолжает:

— Запомни, у нас высокопоставленные друзья в префектуре полиции и в других местах. Это мое первое и последнее предупреждение. Будешь изображать хитреца — попадешь в сточную канаву.

Сточная канава... Не в ней ли я нахожусь в эту минуту, в грязи?

Маска боксерского болельщика отброшена. Странный "коммерсант" этот завсегдатай залов Филиппи и Жильбера Бенаима.

"Коммерсант", имеющий отличные связи. И они действуют.

2 апреля 1973 года перед "Шарли" Ласкором открылись двери тюрьмы.

Газета "Монд" 5 апреля прокомментировала это событие следующим образом: "Организатор махинаций, связанных со злоупотреблением служебным положением и вымогательством средств под прикрытием компании ЭТЭК, арестованный в Мадриде (куда он сбежал во время обыска в помещении ЭТЭК) и выданный Парижу испанским правительством, господин Ласкор по прозвищу "Шарли" — своеобразный пример, более того, образец. Он был приговорен судом первой инстанции к трем годам тюрьмы, в том числе к одному году условно. По апелляции наказание было увеличено до четырех лет, в том числе до двух лет условно.

Этот случай — образец уважения законодательных текстов, гласящих, что "условное освобождение применяется к заключенным, отбывшим... половину наказания". В самом деле, заключенный в тюрьму 28 марта 1972 года в Париже, господин Ласкор был освобожден 2 апреля 1973 года, отбыв половину (плюс четыре дня) своего наказания.

Чтобы добиться права на условное освобождение, требуется и другое условие: представить "серьезные доказательства социальной реадаптации". Бывшему организатору махинаций, использовавшему свое служебное положение, несомненно, не потребовалось больших усилий для представления таких доказательств".

Итак, "Шарли" будет "социально реадаптироваться". В какой же области? Может быть, обновленному САК вновь потребуются его услуги?

Р. Пассеван