Николай Королев против финских боксеров

21 Январь 2013. Категория: Статьи о боксе

Николай Королев1947 год. Из окна самолета невозможно отличить, где волны, а где облака. Летим над седой Балтикой Курс — Хельсинки — рассказывает Николай Королев. Там должны состояться первые после войны выступления советских боксеров. Война не ослабила нашего спорта. Триумф футболистов московского "Динамо" надолго запомнится английским болельщикам.

Мы ехали на спортивный праздник финского рабочего союза "Тул" с боевым настроением. Финны приветливо встретили нас. Они позаботились о нашем отдыхе, об условиях для тренировок. Нас поселили на живописном островке, недалеко от финской столицы. Когда то здесь помещалось военное училище, и в здании был прекрасный спортивным зал.

Начались тренировки, а вместе с ними наши мучения: в спортзале было тесно от корреспондентов. Вспышки блицев отвлекали нас, мешали работе. Ежедневно десятки газет писали о наших тренировках, о наших противниках, комментировали, взвешивали шансы.

У нас в команде все боксеры были молодыми. Только я и Евгений Огуренков имели опыт международных встреч. Повод для беспокойства был. Но, как выяснилось позже, наши волнения оказались совершенно напрасными. Команда одержала убедительную победу со счетом 12:0. Но это уже результат. А пока...

Переполненный "Спорт-палас". В зале нет ни одного свободного места. Билеты распроданы задолго до соревнований. Со всей Скандинавии съехались сюда любители бокса.

Как всегда, тяжеловесы выступают последними. Я смотрю на работу моих молодых товарищей, и постепенно на смену беспокойству приходит чувство облегчения. Здорово дерутся. Победа за победой. С честью держит экзамен школа нашего боксерского мастерства. Не оправдались прогнозы некоторых спортивных комментаторов. Война не отразилась на технической подготовке советских мастеров кожаной перчатки.

Закончились выступления полутяжеловесов. Теперь моя очередь. Вот я опять на международном ринге. И опять, как девять лет назад, мой противник финн.

Иду на сближение. Но что такое? Финн упорно не желает принимать боя. Ясно. Хочет походить раунда два, подстеречь, а потом атака. Не выйдет. Но мне тоже нельзя бросаться на него очертя голову. Растрачу силы, выдохнусь. Ничего, постараюсь ограничить его поле деятельности, зажать в угол. Тщательно закрываюсь, наступаю. Финн еще не разгадал мою тактику.

Ага, понял! Но поздно! Ты в углу. Теперь не уйдешь. Делаю обманное движение левой. Противник открылся. Удар! Нокаут! Бой окончен в первом раунде.

Утром в мой номер зашел наш переводчик. В руках целая кипа утренних газет.

— Все, Коля, погиб.

— Что такое?

— Вот слушай, что говорит Матсон (Матсон — чемпион Финляндии, мой сегодняшний противник.): "Я был вчера в "Спорт-паласе". Я видел русского чемпиона Королева. Вы спрашиваете, победит ли Матсон Королева? Я отвечаю: да". Самоуверенный достался мне противник!

У него длинные руки, сильные плечи, бугры мышц. Действительно, крепок. Идет мне навстречу, улыбается снисходительно, словно хочет сказать: не бойся, сильно бить не буду. Я тоже улыбаюсь. Что делать, долг вежливости.

Гонг! Он сразу бросается на меня. Та же улыбка. Публика ревет. Финны любят Матсона. Еще бы — красавец чемпион.

На меня обрушивается целый град ударов. Противник не экономит силы, предлагает поистине бешеный темп. Ну что ж, принимаю охотно. Я же вижу его удар. С момента зарождения. Быстрота не синоним точности.

Матсон злится. Он не понимает, почему я не отступаю. А гнев плохой советчик. Чемпион Финляндии озверел. Я буквально потонул в граде его ударов. Меня не видно.

— Мат-сон! Мат-сон! Мат-сон!

Любимец Финляндии делает шаг назад и, покачнувшись, рушится на пол. Я ударил вразрез по челюсти. Судья открывает счет.

— ...семь! Восемь! Девять! Аут!

На первой минуте первого раунда Матсон нокаутирован. Зал реагирует бурно. Но несколько ошеломленно. Не оправдались газетные прогнозы.

Наутро мы поехали в Хельсинки. Финские друзья организовали нам поездку в город Таммерс (Таммерсфорс). В декабре 1905 года там проходила Всероссийская большевистская конференция. Город показался мне родным. Я ходил по его улицам и не мог поверить, что сорок два года назад стены этих зданий, эти деревья, площади видели Ильича. Мимо них ходил он своей стремительной походкой. Здесь жил и писал. Долго был я в доме-музее.

В Таммерсе меня ожидал сюрприз. Вслед за нами сюда приехал Матсон.

— Реванш? Пожалуйста.

Но теперь я буду вести бой в наступательной манере. Не дам ему перейти к активным действиям. Пусть узнает, что такое советская школа бокса.

Встретились мы на местном стадионе. Публики тьма. Болельщики Матсона приехали вслед за ним из Хельсинки. Теперь атаковал я. Матсон стал осторожнее. Он, видимо, помнил недавний урок. Маневрировал и все время закрывался. Присматривался ко мне. Очевидно, он думал, что, окрыленный первой победой, я увлекусь, откроюсь. Пускай считает так, мне это даже выгодно. Иду в атаку, раскрываюсь. Матсон контратакует. Быстро бросается вперед. Сейчас ударит. Удар! Ухожу влево. Матсон промахивается. Теперь сильно левой крюком в челюсть! Нокаут! Чемпион Финляндии вновь на полу.

Надо сказать, мне часто приходилось драться с финнами. Через год в Москве мы принимали их сборную. У меня опять было два боя. Первый закончился быстро и легко, во втором мне пришлось встретиться с тяжеловесом Ваэвма. Весил он больше ста килограммов. Поэтому работать с ним было тяжеловато. Но мне удалось послать его в нокдаун, после которого он сам отказался от боя. Зрелище было просто смешным, отмахиваясь, как от осы, он убежал в свой угол.

Вот такое было противостояние на ринге нашего известного тяжеловеса Николая Королева против финских боксеров.