Несколько историй: бизнес на боксе (окончание)

04 Сентябрь 2014. Категория: Статьи о боксе

Бизнес на боксеНачало статьи. Тремя неделями позже, 27 февраля, другой испанец, тоже бывший чемпион Европы Педро Карраско, оставил бокс, указав, что его "решение мотивировано несправедливостями, жертвой которых он был в течение всей своей профессиональной карьеры".

Надо сказать, что это чудо-профессионализм эксплуатирует боксеров так, что не может обеспечить их будущее: "Только три французских мастера живут за счет бокса. Профессиональный бокс не может прокормить спортсмена" (газета "Пари-жур", 21 декабря 1968 года).

Надо обратить внимание на столь поразительный факт: только три французских боксера живут — и весьма посредственно — за счет своей профессии, в то время как за счет бокса существуют весьма комфортабельно шесть менеджеров или предпринимателей. Вот прекрасное доказательство односторонних выгод профессионального ринга. Он кормит крупных предпринимателей, и это понятно: "Бокс — зрелище для привилегированных лиц. Самые дешевые места на матч Сердан — Галуа стоили 60 франков" (газета "Франс-суар", 30 ноября 1972 года).

Порой говорят, что профессиональный бокс катится вниз и даже агонизирует: "Теряя в количественном отношении, он, совершенно очевидно, теряет и в качестве. Боксеры-мастера уступают место "драчунам". Благородное кулачное искусство деградировало, переродившись в потасовки, которые чаще всего представляют собой обмен тумаками. Драки на ринге стали распространенным явлением". Комментарий подтверждается следующим заголовком: "При таких темпах падения профессиональный бокс просуществует не больше пяти лет" ("Орор", 2 ноября 1965 года).

Читайте также: Из Венесуэлы без билетов

Но прошло гораздо больше лет, а он по-прежнему жив. И понятно почему: его почву удобряют скандалы нашей социальной системы. Как нельзя лучше использует бизнес на боксе эпоху извлечения прибылей из грязи. В такой степени, что он увеличивает масштабы мошенничества и создает новые организационные формы.

В апреле 1969 года на завтраке для журналистов Шарли Микаэлис "сообщил о своем намерении открыть в следующем году в Париже частный клуб наподобие лондонских Национального спортивного клуба, Англо-американского клуба или Хилтон-клаба. Для их членов 8-9 раз в году будут проводиться боксерские состязания с одним центральным матчем в 10 раундов, одним — в восемь и двумя — по шесть".

На эти встречи, как правило, должны приглашаться только мужчины.

Но первым в январе 1973 года открывает частное заведение не Микаэлис, а отъявленный забияка и сообщник Жана Бретоннеля по Зимнему цирку Левин. Для этой цели он выбирает у Порт-Майо в Париже новый роскошный отель "Меридиен". Левин ищет паблисити, добивается рекламы. Помогает ему и телевидение. Какое великодушие!

...За маленькими столиками, покрытыми оранжевыми скатертями, при свечах вокруг ринга сидят зрители, заплатившие по 400 франков за угощение. Шампанское течет рекой. Правда, боксерское "меню" не столь блестяще. Единственный интересный поединок проводит иностранец Альдо Косентино, боксер-любитель крохотного роста, но исключительных способностей.
За кулисами в этот вечер можно было узнать интересные вещи.

Читайте также: За шесть тысяч старых франков

Во втором бою принимает участие сенегалец Фахи, "подопечный" Филиппи. Час спустя, когда бокс сменяется балом, я подошел к Фахи:

— На вас не произвело удручающего впечатления, что вы боксировали перед публикой, распивавшей шампанское?

— Я привык к этому. Мне пришлось много выступать в частных клубах Англии и Испании.

— Это выгодно?

— Не очень. Я иностранец и потому зарабатываю меньше других. Любопытное признание!

Значит, Филипп Филиппи заставил своего сенегальца согласиться на неравную оплату. Но это не все.

— У вас есть работа, помимо бокса?

— Я упаковщик-посыльный. Но после возвращения из отпуска не могу найти работу. Сейчас я безработный.

— И давно?

— Два месяца.

Таким образом, Филипп Филиппи позволяет своим боксерам не работать. Надо было бы даже сказать не "позволяет", а "поощряет". Ведь когда люди хвастают хорошими связями, им нетрудно найти место упаковщика-посыльного для своего боксера.

Но эксплуатировать безработного боксера, которому трудно свести концы с концами, гораздо легче.

Р. Пассеван