Наука побеждать (Часть 2)

09 Август 2012. Категория: Статьи о боксе

Начало статьи. ...Начинающий боксер из Дрогобыча Игорь Дегтярев приехал в Одессу на юношеские республиканские соревнования "Спартака".

На уютном одесском стадионе "Спартак", куда съехались боксеры-спартаковцы из разных городов республики, его внимание привлекла группа ребят в ярких спортивных костюмах. Это были спартаковцы из Днепропетровска. Игорь как завороженный смотрел на их тренера — невысокого крепкого мужчину с обаятельной улыбкой.

Он по очереди занимался с каждым из своих воспитанников, выделывая просто-таки чудеса с таким, казалось бы, обычным тренерским приспособлением, как "лапы". И во время соревнований этот тренер поразил мальчика из Дрогобыча. Говорил очень спокойно, тихо, а главное — улыбался! Днепропетровцы на тех соревнованиях завоевали много призовых мест. Игорь запомнил фамилию тренера: Валентин Евгеньевич Старчак...

И. П. Дегтярев считает, что ему всегда очень везло на хороших людей. Его первый тренер в Дрогобыче — Николай Альбертович Радецкий, боксер довоенного Харькова, дал Игорю хорошую школу бокса. В 19 лет, обучаясь в дрогобычском электромеханическом техникуме, Дегтярев проходил практику на Львовском автобусном заводе и, выступив на первенстве города, стал чемпионом Львова по боксу! Узнав об этом, преподаватель техникума А. Роман, сам, к слову, мастер спорта по баскетболу, посоветовал Дегтяреву изменить свою профессию и поступить во Львовский институт физкультуры. Юноша прислушался к этому совету и в 1955 году стал студентом инфиза. А во Львове в это время уже работал тренер В. Старчак, которого Дегтярев запомнил по спартаковским соревнованиям в Одессе...

Валентин Старчак, еще до войны окончивший в Харькове школу тренеров, как специалист формировался в среде харлампиевцев. Во время войны летчик-штурман Старчак, совершивший немало боевых вылетов, был награжден правительственными наградами. Но жестокие дни Великой Отечественной, к счастью, не отразились на характере этого веселого и добродушного человека. За десятки лет знакомства со Старчаком не помню, чтобы он о ком-то отозвался недоброжелательно.

Итак, студент Львовского института Игорь Дегтярев начал тренироваться у В. Е. Старчака. Первый крупный успех пришел в 1957 году: Дегтярев завоевал звание чемпиона Украины, стал бронзовым призером чемпионата СССР и выполнил норму мастера спорта! Потом этот техничный и тактически очень грамотный боксер еще шесть раз становился чемпионом республики, входил в сборную СССР, несколько раз завоевывал бронзовые награды чемпионатов страны в первом полусреднем весе. Начав заниматься боксом в 12-летнем возрасте, он выступал до 28 лет. За 16 "боксерских" лет провел 208 боев, одержал 190 побед, из 8 международных встреч проиграл только один бой...

В 1961 году Дегтярев начал работать преподавателем Львовского института физкультуры. Когда тренировался сам, в боксерском зале все было ясно и просто: рядом был Старчак! Теперь под началом Игоря Петровича были студенты. Как лучше проводить занятия? Как их планировать? Снова за советом к Старчаку. И Валентин Евгеньевич в своей обычной манере — неназойливо, мягко, с юмором — помогал молодому преподавателю. Впрочем, тренер не только помогал готовыми советами, но и собственными вопросами будоражил пытливый ум ученика.

Каким должен быть настоящий мастер ринга? Как добиться того, чтобы его удары были максимально быстрыми? Эти и множество подобных вопросов постоянно волновали И. П. Дегтярева. Он стал много читать специальной литературы, собирал газетные и журнальные вырезки. Все, что касалось быстроты, попадало в его "досье". Дальнейший путь начинающего ученого предопределила одна встреча. Из Москвы во Львовский институт физкультуры приехал прочитать цикл лекций заведующий кафедрой биомеханики ГЦОЛИФКа доктор наук, профессор Владимир Михайлович Зациорский. Во Львове его хорошо знали: сам львовянин, он в свое время учился на физмате университета, и одна из его курсовых работ по математике была даже отмечена специалистами как "задатки будущей диссертации". Но вскоре студент ЛГУ, подававший надежды в математике, перевелся в институт физкультуры, выполнил норму мастера спорта и даже стал чемпионом Украины по акробатике. Затем — учеба в аспирантуре и блестящая защита диссертации, переезд в Москву. И вот он снова в родном Львове...

После одной из лекций к профессору подошел И. П. Дегтярев. Их познакомили, и молодой преподаватель буквально засыпал профессора вопросами о скорости. Зациорский, несколько уставший после лекции, удобно устроившись в кресле, слушал Дегтярева и медленно отвечал на вопросы:

— Скорость в боксе — штука серьезная, молодой человек. Но только ли в боксе? Сейчас быстроту штурмует весь мир! А вы убеждены, что скорость поддается тренировке?

— Думаю, что поддается,— не совсем уверенным тоном ответил Дегтярев.

— Хорошо, что вы так думаете. Но многие ученые считают, что быстрота — это весьма слабо тренируемое качество...

— Простите меня, Владимир Михайлович, но почему вы говорите о быстроте как о каком-то общем качестве? — вдруг уверенно сказал Дегтярев.

Профессор испытывающе и с любопытством взглянул на Игоря. А тот уже запальчиво продолжал:

— Это понятие не является каким-то общим качеством! Ведь существует быстрота реакции, быстрота удара, быстрота движения...

При этих словах профессор даже вскочил с кресла. Усталость его как рукой сняло.

— Молодец! — воскликнул Зациорский.— Вот это меня очень интересует. Скажем так: фактурная структура быстроты в специальных заданиях!

Пожалуй, именно с этой встречи с профессором В. М. Зациорским Дегтярев начал свой целенаправленный научный поиск. А в 1970 году в Москве состоялась защита диссертации, посвященной проблемам скоростных качеств в боксе, и одного из сильнейших в недавнем прошлом боксеров Украины И. П. Дегтярева поздравили со званием кандидата педагогических наук. Еще через год он прошел по конкурсу на должность заведующего кафедрой бокса ГЦОЛИФКа — той самой кафедрой, которую в начале тридцатых годов создавал А. Г. Харлампиев и которую потом почти три десятка лет возглавлял К. В. Градополов...

"Осторожные" приятели предостерегали Дегтярева, что он взваливает на себя непосильную ношу: все-таки кафедра главного спортивного вуза страны! Иные даже цитировали профессора Градополова. Действительно, в своих мемуарах Константин Васильевич довольно метко показал роль кафедры, которую он в то время возглавлял:

"Кафедра постоянно ощущает пульс спорта, его состояние, успехи и неудачи,— писал Градополов.— Ее работа органически сочетается с большим спортом. Если в развитии бокса появляются какие-то неудачи, то все взоры обращаются к кафедре, как бы ища у нее ответа на возникшие трудности. Если все идет хорошо, то кафедру не ругают, но... и не хвалят. Развитие бокса — сложный процесс накопления спортивного опыта и углубленной научно-исследовательской работы. Вся жизнь кафедры, ее деятельность неразрывно связана с историей советского бокса".

Весной 1984 года мы встретились с И. П. Дегтяревым в Ташкенте, где проходил 50-й юбилейный чемпионат СССР. Игорь Петрович как член комплексной научной группы сборной СССР по боксу (КНР возглавлял доктор медицинских наук, профессор А. П. Лаптев) внимательно анализировал все бои. В те дни мы много общались с ним, говорили о жизни, о судьбах любимого вида спорта.

— Боксу я обязан очень многим! — сказал однажды Дегтярев.— Это удивительно индивидуальный вид спорта. Что с ним сравнить? Здесь, как ни в одном другом виде, вся деятельность спортсмена проходит в экстремальных ситуациях...

Я смотрел на давнего знакомого. Гладко зачесанные, слегка поседевшие волосы, энергичные движения, увлеченный блеск глаз. И какая-то очень добродушная (как у его тренера Старчака) улыбка. А он, увлекаясь все больше и больше, горячо продолжал:

— Все боятся проиграть! Но в других видах спорта — просто проиграть, а в боксе опасаются проиграть нокаутом. Вот эта ситуация и накладывает отпечаток. Бокс может быть созвучен разве что парашютному спорту, где человек прыгает и где-то в глубине души сомневается: раскроется парашют или нет? Колоссальное напряжение.

...Еще в 1973 году в ежегоднике "Бокс" в своей статье "Научное обеспечение боксера" кандидат педагогических наук И. П. Дегтярев подчеркивал необходимость более широкого проведения психологических исследований сборных команд страны: "Необходимо углубить и расширить вопросы изучения личности спортсмена, круга его интересов,— писал он.— Уже сейчас в сборных командах надо заняться вопросами изучения коллективной психологии больших и малых групп и выяснения "психологического климата".

Примечательно, что как раз в тот год, когда Дегтярев выступил с этой статьей, некоторыми проблемами, затронутыми в ней, в Киеве уже занимался другой воспитанник украинской школы бокса — А. Г. Кочур.

В это время сборная Украины готовилась к первым молодежным играм страны. И некоторые работники спорткомитета УССР, ответственные за подготовку боксеров, решили, что "просто так", как бывало раньше, тренироваться нельзя. В других видах спорта (особенно в плавании и легкой атлетике) серьезную помощь тренерам уже оказывали представители спортивной науки. В те дни и состоялся разговор между тогдашним председателем федерации бокса УССР, мастером спорта СССР В. А. Белоусовым и преподавателем Киевского института физкультуры А. Г. Кочуром, которому было предложено возглавить научную работу в сборной команде республики. Руководство спорткомитета Украины поддержало ходатайство федерации бокса, и была создана такая "группа". Не случайно это слово взято в кавычки: на первых порах вся группа состояла из одного Кочура, хотя числились в ней еще двое. Почему выбор пал именно на него? Руководителям федерации было хорошо известно главное качество этого человека: во всем докапываться до истоков, до причин!

...В 1955 году Андрей окончил Киевский институт физкультуры, а в 1960 — аспирантуру этого вуза. Стал мастером спорта по боксу. В те годы спортивная наука делала только первые шаги. Кочур заводил творческую дружбу с тренерами-аналитиками, в том числе и с такими выдающимися из них, как В. Огуренков (тренер сборной СССР в ее "золотой век") и тренер сборной Польши Ф. Штамм.

...В 1965 году в 8-м номере журнала "Ранок" была опубликована статья А. Галинского под интригующим заголовком: "Бокс — спорт или драка?" Автор в первых же строчках прямо изложил свое отношение к популярному виду спорта: "Я люблю боксеров, но ненавижу бокс..." Кочур загорелся желанием ответить журналисту. Статью его "О любви, ненависти и боксе" опубликовали в 11-м номере "Ранка". Она была написана настолько профессионально грамотно, добротно, интересно и убедительно, что тренера по боксу Кочура пригласили... в штат "Спортивной газеты". Работал корреспондентом, затем — заведующим отделом. Через несколько лет он стал одним из ведущих сотрудников газеты.

В начале 70-х годов, когда сборная Украины готовилась к первым молодежным играм страны, Кочур (к этому времени он уже расстался с журналистикой и вернулся на кафедру борьбы и бокса Киевского института физкультуры) начал работать с командой в качестве научного руководителя. В его распоряжении был тогда лишь один прибор, измеряющий быстроту реакции. Шли годы. Трансформировалась система работы комплексной научной группы, в которую, кроме ее руководителя А. Кочура, вошли мастера спорта СССР, кандидаты педагогических наук львовяне М. Савчин (экс-чемпион Украины в тяжелом весе) и В. Остьянов, кандидат биологических наук киевлянка Э. Несен и врач республиканского врачебно-физкультурного диспансера, мастер спорта СССР по боксу Ю. Дехтярев. КНГ оснащена различной электронной аппаратурой.

— Я не сторонник подходить к тренерскому делу как к науке,— говорил мне однажды Андрей Григорьевич.— В боксе это все-таки искусство. Но закономерности все же существуют. И задача КНГ — подобрать такие параметры, чтобы привести искусство в какую-то систему, найти определенные точки отсчета, чтобы этим искусством можно было управлять. Мы располагаем подробнейшими характеристиками сугубо личностного плана на каждого члена сборной. Из этой многочисленной информации стараемся выбрать ту, которая помогает нам следить, как он достигает спортивной формы и что еще можно рекомендовать ему и его тренеру, чтобы побеждать на ринге в ответственных соревнованиях..."

Изучение личности боксера — это, пожалуй, главное направление КНГ сборной Украины. Но в боксе для победы мало подготовиться самому. Важно еще досконально знать соперника! Поэтому в КНГ сборной УССР по боксу собрано весьма солидное "досье" на всех ведущих боксеров страны. В процессе подготовки каждый из украинских боксеров изучает своих возможных соперников, на которых составлены довольно любопытные (с точки зрения психологии) характеристики.

...Уйдя из журналистики на преподавательскую и научную работу, Кочур не порывал с творчеством. Об этом свидетельствуют его публикации — статьи, очерки, корреспонденции, книга "Тактическое мастерство боксера", выпущенная в 1977 году издательством "Здоров’я", сценарии научно-популярного ("За и против бокса") и учебного ("Бокс") фильмов — все это на высоком профессиональном уровне.

...Рассказывая о представителях науки о боксе, я вспомнил одно из высказываний профессора К. В. Градополова: "Человек, владеющий большими знаниями, их не жалеет и щедро делится ими с другими людьми. А тот, кто узнает чуть-чуть чего-нибудь, прячет это в карман, думая, что он уже изобретатель". Именно со щедростью всегда делились своими знаниями М. Романенко, И. Дегтярев, А. Кочур, М. Савчин и многие другие представители науки. Мне не раз приходилось наблюдать, с каким вниманием и заинтересованностью тренеры и боксеры беседовали с представителями КНГ на учебно-тренировочных сборах или в процессе соревнований. В числе других тренеров автору этих строк довелось готовить сборную УССР по боксу к финалу III Спартакиады народов СССР. Единственным представителем "науки" тогда была молоденький врач Алла Антоновна, за которой по очереди пытались ухаживать все тренеры, а ее "научная деятельность" заключалась в измерении (раз в неделю) кровяного давления…

Д. А. Аркадьев