Константин Градополов. Борьба за признание бокса (Часть 2)

27 Июнь 2013. Категория: Статьи о боксе

Константин ГрадополовНачало здесь. Аркадий Харлампиев вскоре расстался с боксом. Он полностью переключился на "массовые действа". В то время в Москве еще не существовало парков для отдыха, и москвичи по традиции продолжали ездить по воскресеньям на Воробьевы горы. Вот здесь-то и развернул свою бурную деятельность Харлампиев. Идея "массовых действ" заключалась в том, чтобы заменить индивидуальный воскресный отдых на Воробьевке массовым, "помочь" отдыхающим насытить свое времяпрепровождение играми и "действами" серьезного содержания. А так как желающих принимать участие в этих "действах" было немного, то организаторы часто сами обеспечивали массовый приезд их с различных предприятий...

Харлампиев ушел из бокса, но секция бокса "Динамо", организованная им, уже не могла распасться, она стала активным пропагандистом этого нового для Советской России вида спорта.

На совещания секции бокса общества "Динамо", единственной в то время секции в Москве, собирались все его приверженцы. Сюда приходили Н. Ракитин, В. Самойлов, Ж. Пелькен, П. Никифоров, А. Гетье. Всех нас заботило состояние бокса в Москве. Надо было усилить популяризацию бокса, доказать его общественную полезность, привлечь к нему молодежь.

В то время мы устраивали только агитационные или, как их теперь называют, показательные выступления. Сколько их было проведено в Москве — не поддается учету. Агитационные выступления устраивались в рабочих клубах Москвы и провинции, на студенческих вечерах и во время народных гуляний. Мы показывали вольные бои и демонстрировали отдельные боевые приемы. Все это сопровождалось пояснениями и чуть ли не лекциями, порой нескладными, но зато искренними, построенными исключительно на энтузиазме людей, верящих в общественную полезность бокса.

Вскоре после развернувшейся в газетах дискуссии о боксе (1924 г.) Высшим советом физической культуры была создана специальная комиссия под председательством врача К. И. Непомнящего. В состав комиссии вошли врачи, педагоги, научные работники и общественные деятели. В задачу этой комиссии входило "обследовать бокс" на предмет его необходимости для физического развития человека.

Кроме того, коллектив научных работников московского института физической культуры под председательством профессора В. В. Гориневского провел "психофизиологическое и социально-педагогическое исследование английского бокса".

Эти комиссии сделали нашу небольшую группу московских боксеров объектом своих исследований. Нас выслушивали, выстукивали, проводили анализы. Велось тщательное наблюдение и за нашими тренировками.

Выводы комиссий о влиянии бокса на организм человека были самыми благоприятными. Особенно было отмечено разнообразие в тренировках боксера, положительно воздействующих на всестороннее физическое развитие спортсмена. Комиссии представили в Высший совет физической культуры самые лучшие отзывы о боксе.

Наконец-то бокс был официально разрешен и рекомендован для занятий и состязаний. То был сентябрь 1925 года. Это событие мы немедленно отпраздновали матчами в институте кинематографии, где в то время преподавал В. Самойлов. В этот вечер я боксировал с полутяжеловесом Жаном Петровым, выиграв у него в четвертом раунде за явным преимуществом.

Самойлов в эти трудные для бокса годы показал себя его энтузиастом. В двадцатых годах он написал первое в стране учебное пособие по боксу. У него была уже сложившаяся методика воспитания боксера. Лев Вяжлинский был первым чемпионом СССР из учеников Самойлова, а позднее были Иван Ганыкин, Николай Штейн и другие. Все делал Самойлов для поддержания бокса в стране. Он был его главным организатором, лучшим судьей на ринге, руководил постановкой ринга, выполнял любую черновую работу.

"Воспоминания боксера. Сердца, отданные спорту". Градополов К. В.