Команда боксеров Москвы на первой международной встрече

19 Ноябрь 2012. Категория: Статьи о боксе

Константин ГрадополовДекабрь 1925 года. Занесенная снегом маленькая пограничная станция. Здесь рубеж РСФСР и буржуазной Латвии. Поезд стоит полтора часа. Вполне достаточно, чтобы проверить документы и багаж.

По коридору мягкого вагона, скрипя желтыми сапогами, идут латвийские пограничники. Минутная остановка у дверей купе, стук мягкий, вкрадчивый. Не дай бог, потревожить покой английских или американских специалистов, едущих из России. Паспорта у них массивные, словно кабинетные кресла. На них гербы с тяжелым золотым тиснением. Пограничники едва смотрят документы. Берут просто так, для проформы, чуть приоткроют и сразу же руку к козырьку.Счастливого пути, мол. Простите, служба.

А в этом купе едет странная публика. На мягких полках по-хозяйски расположились четверо молодых парней. Один из них притянул пограничникам четыре красные книжечки с серпом и молотом. Латышские пограничники с любопытством рассматривают непривычных гостей своей республики. Ну что же, их вполне можно было понять. Газеты ведь кричали: "В Красной России люди умирают с голоду!" И вдруг боксеры, едущие на соревнования в Ригу? Это была первая команда боксеров Москвы: А. Илюшин, А. Лебедев, К. Градополов, которая выезжала для проведения международной встречи.

Рига встретила их сдержанно и иронично. "Европейское гостеприимство,— писали газеты,— есть высшая степень радушия и корректности. Мы встречаем боксеров из РСФСР, как истинные джентльмены. Никаких предрассудков, ни классовых, ни сословных, ни идеологических. Но ринг есть ринг, и пусть наши гости не обижаются!" Что ж, этот снобизм вполне можно было понять. В спортивным клубах Латвии тренировались бывшие звезды английского, немецкого, французского бокса.

В зал "Кординг" попасть было невозможно. Огромная толпа в бесполезном ожидании случайных билетов собралась на улице. В зале публика стояла так плотно, что боксерам пришлось проталкиваться к рингу сквозь узкий живой коридор. Наконец первая пара боксеров за канатами. Первым боксирует наш Константин Градополов. Гонг! Боксеры встречаются в центре ринга. Соперник сразу же начинает атаку. Зал ревет надсадно и громко. Удар! Удар! Русский пассивен! Сейчас с ним будет кончено!

— В угол его! В угол!

Вот русский в углу. Сейчас, вот сейчас. Но что такое? Чемпион Латвии внезапно остановился, поворачиваясь, постоял несколько секунд, опустив руки, и рухнул на пол. Нокаут!

Судья рывком поднял над рингом перчатку Градополова. В этот день трижды над рингом взлетали перчатки наших боксеров. Две встречи провела наша команда в Латвии. Шестнадцать боев — пятнадцать побед, одна ничья. "Нас удивила степень технической и физической подготовки русских спортсменов,— писали газеты,— к сожалению, мы очень мало знаем нашего ближайшего соседа. А у них, видимо, делаются весьма интересные дела". Так советский бокс впервые вышел на международную арену.

В сентябре 1926 года в Германию по персональному вызову ездил Константин Градополов. Он провел всего один матч, который окончил во втором раунде, победив за явным преимуществом чемпиона Веймарской республики. В декабре этого же года семь наших боксеров провели восемь матчей в Финляндии. Счет был таким: 3 победы, 5 поражений.

Но буквально через месяц наша команда с блестящим результатом выиграла у сборной Норвегии. Потом опять Латвия. И наконец, блестящее выступление на первой Спартакиаде рабочего спорта в феврале 1928 года в Осло, где наши боксеры взяли шесть призовых мест. Спортивные обозреватели Европы заговорили о русских боксерах. Каждый год наша команда выезжала за рубеж, и с каждым годом все больше победных очков записывалось в актин советской сборной.

Особенно много в те годы писали о полутяжеловесе Викторе Михайлове. Все свои встречи Виктор оканчивал нокаутом. Среди любителей в Европе ему не было равных. Расширилась и география поездок: Дания, Швеция, Норвегия, Финляндии, Эстония, Латвия, Германия, Чехословакия, Бельгия, Франция. А дома, в Москве, росли новые боксеры. В списках чемпионов СССР появились имена Льва Темуряна, Николая Штейна, Александра Постнова, Анатолия Грейнера, Николая Королева.