Чемпионат Европы в Берлине (Часть 1)

25 Апрель 2013. Категория: Статьи о боксе

"Папаша" Феликс ШтаммШел год 1927-й. Настало время выезда наших боксеров на чемпионат Европы в Берлине. Я очень волновался в этот день, провожая спортсменов на вокзал. Берлин находился так близко, а я оставался в Познани. Увы, и на этот раз финансовые соображения не позволили мне выехать.

В Берлин направились Майхшицкий, Арский, Гербрих и Конажевский. Недобрые предчувствия одолевали меня. Ведь перед столь серьезными испытаниями следовало провести тренировочный сбор. Но об этом не подумали.
Я знал, что ни один из наших боксеров не был достаточно подготовлен. Вспомним хотя бы о том, что произошло на лодзинском ринге за несколько недель до выезда в Берлин.

Гарри Тзерр (не правда ли, странный псевдоним!) на лодзинском турнире сейчас же после гонга засыпает Гербриха градом коротких, но сильных ударов. У Гербриха подгибаются ноги. По зрительному залу пробегает шумок... Что случилось с Гербрихом, известным олимпийцем? Неужели он поддастся собственному ученику?
Гербрих падает! С трудом поднимается, боксирует как лунатик. Правый боковой удар снова валит его на пол. Гербрих быстро вскакивает, но в себя прийти уже не может.

Восемь раз он падал и снова машинально поднимался, как "ванька-встанька", пока сокрушительный боковой не сбил его с ног окончательно. Гербриха отнесли в раздевалку, где он еще долго не мог прийти в сознание.
"Что удивительного в том,— спросите вы,— что какой-то Тзерр нокаутировал Гербриха? Ведь это может случиться с любым боксером!" Все это верно. Но знаете ли вы действительную причину поражения Гербриха? Дело в том, что обычно он выступал в полутяжелой весовой категории, а тут ему захотелось согнать вес и участвовать в лодзинском матче в среднем весе.

Перед матчем Гербрих сбросил целых семь килограммов и вышел на ринг настолько ослабевшим, что еле держался на ногах. И хотя уже тогда было известно, что Гербрих будет защищать честь Польши на европейском чемпионате, руководители нашего бокса ни единым словом не возразили против того, что спортсмен сгоняет столько килограммов.

Никто не протестовал и во время боя, когда Гербрих восемь раз падал на пол. Более того, арбитра на ринге похвалили за хорошее судейство.

— Ты правильно сделал, что не прервал боя, — гонг мог спасти Гербриха от нокаута.

А кто-то добавил:

— Зрители с ума сходили от удовольствия. На ближайших соревнованиях аншлаг обеспечен!

Первенство Европы было не за горами. 30 апреля в Катовицах состоялись боксерские соревнования — что-то вроде отборочного матча или репетиции перед поездкой в Берлин. И тут не обошлось без сенсации! На ринг поднимается чемпион Польши Венде, обменивается рукопожатием с Вохником.

Начался бой. Не успел Венде провести разведку, как получил один за другим два прямых удара и рухнул на ринг. Однако при счете "восемь" Венде был на ногах и принял защитную стойку. Вохник тут же на него "насел". Еще один прямой — и Венде опять на полу. Стало ясно, что звезда его закатилась и в европейском чемпионате на него нечего рассчитывать.

Внимание привлекло выступление Майхшицкого. Этот молоденький боксер свел вничью схватку с Бжузкой из Забжа.

— Не веселы прогнозы перед Берлином, — поговаривали тогда.

На ринге появился еще один кандидат на поездку в Берлин. Это был спортсмен из Познани — Арский, чемпион Польши 1927 года в полусреднем весе. Против него выступил Кларович из Крулевской Гуты. Едва боксеры обменялись первыми ударами, как вдруг Кларович отскочил и нанес мощный удар справа, который буквально скосил Арского. Секунданты унесли его с ринга.

Предполагалось также попробовать в тяжелом весе Конажевского, но для него не нашлось противника. Было ясно, что все наши боксеры совершенно не готовы к европейскому первенству.

Раздавались тогда и такие голоса: "Зачем тренироваться? Чемпионат Польши закончен, нечего тратить время на подготовку". Никого не беспокоило то, что всего через две недели в Берлине начнется чемпионат Европы. Ни руководство ассоциации бокса, ни сами спортсмены никакого значения этому мероприятию не придавали. Вскоре из Берлина пришло сообщение о том, что результаты жеребьевки для наших спортсменов неблагоприятны: уже в начале соревнований им предстоит встретиться с очень сильными противниками.
В первом бою против Майхшицкого выступил датчанин Санде, физически намного сильнее его. Наш молодой боксер, выехавший в Берлин буквально в "школьной фуражке", был вынужден сразу уйти в защиту и в этой ситуации пребывать до конца встречи. Майхшицкий проиграл с большим счетом.

После возвращения Томаша Конажевского из Берлина я поинтересовался ходом этого боя. Он так мне ответил:

— Витольд все время отступал, мне даже показалось, что он просто удирает от своего более сильного партнера.

Арскому достался швед Йохансон, чемпион Европы 1925 года. Два раунда Арский держался молодцом и несколько раз сумел нанести шведу боковые удары. Однако в третьем раунде Арский окончательно выдохся и проиграл поединок.

Гербриха жребий свел также со шведом. Хорошо сложенный, стройный Фальк превосходил Гербриха техникой, опытом, физической подготовкой, и лихие атаки польского спортсмена не спасли его. Гербрих сражался очень храбро и часто разбивал защиту шведа, однако выиграть все же не сумел.

О своих встречах Конажевский рассказывал так:

— Протягиваю руки к Шенрату, а сам пытаюсь его разглядеть — ведь боксирую с самим чемпионом Германии!

Крупный парень. Значит, думаю, ждет меня тяжелая работа. Однако успел заметить, что руки мои подлиннее, и решил это преимущество использовать.

Слышу гонг и сразу замечаю, что немец целится в меня боковым. Я вовремя успел отбить удар, перчатка скользнула по моему локтю. Следующую атаку я также парировал. После этого я почти успокоился и сам начал наступать. "Помни о своих длинных руках",— шепчу я себе и успешно атакую прямыми левыми. Так прошли два раунда, в которых мне удалось провести несколько серий ударов. Ход поединка уравновесился.

Начался третий раунд, и тут я убедился, что у Шенрата большой боксерский опыт. Он резко меня атаковал, а я, вместо того чтобы уйти в защиту и выдержать первый его штурм, пошел на обмен ударами. Вот тут-то я и заметил, что эта атака — последнее серьезное усилие моего противника, на большее его уж не хватит. Мне бы финишировать, но, хотя сил у меня было еще достаточно, я не сумел перехватить инициативу и не понял, что у меня есть последняя возможность атаковать самому. Этот раунд я определенно проиграл, так же как и всю встречу, а ведь закончил я ее без признака усталости. Не удалось мне тогда распределить силы равномерно по раундам.

На чемпионате Европы существует правило: проигравший в финале имеет право бороться за третье место с боксером, побежденным в другой финальной паре. Поэтому встретился еще раз, с датчанином Михельсоном. Эта встреча показала, как еще мал мой опыт. Я выступил ниже своих возможностей и явно проиграл.

Звания чемпионов Европы в Берлине завоевали: в весе "мухи" — Бохман (Швеция), в весе "петуха" — Далев (Германия), в тяжелом — Раум (Швеция). Кое-кто из этих боксеров вскоре ушел в профессиональный бокс. Продолжение...

"Дневник Феликса Штамма". Казимеж Грижевский