Виктор Мирошниченко

09 Июнь 2012. Категория: Легенды бокса

Виктор Мирошниченко"Первый раунд" для участников Московской Олимпиады начался не на ринге "Олимпийского", а в Олимпийской деревне, где были проведены взвешивание и жеребьевка для 273 боксеров из 56 стран мира. Нелегкий жребий выпал на долю дебютанта сборной СССР Виктора Мирошниченко: в первом же бою его ждала встреча с перешедшим в новую для себя весовую категорию — 51 кг — олимпийским чемпионом кубинцем Хорхе Эрнандесом.

Эту новость тренеры сообщили нашему боксеру печальным тоном:

— Не повезло, Витя. Боксируешь с кубинцем первый бой. Но у тебя все впереди... Ты еще молодой...

Мирошниченко ничего не ответил. Он знал, что ему, дебютанту сборной страны, на Олимпиаде ничего не "планируют": очень сильный состав участников в его весе, чего уж тут ждать от новичка олимпийского ринга. В тот вечер он долго ходил по "деревне", пытался себя успокоить. Поздно вечером вошел в свою комнату, где жил с Шамилем Сабировым, которому тренеры (при удачной жеребьевке!) "планировали" в лучшем случае бронзовую медаль.

Сосед по комнате и товарищ по сборной еще не спал.

— Витек,— бодро сказал Шамиль,— по-моему, тебе даже лучше, что с кубинцем... Сразу же в первом бою все поставишь на место.

Мирошниченко промолчал.

Шамиль погасил свет. Оба замолчали. Мирошниченко вскоре услышал ровное дыхание товарища: Сабиров быстро уснул. А Виктор еще долго не смыкал глаз. Накануне старта олимпийского турнира по боксу он вспоминал...

...Это было, когда Витя учился в 6-м классе небольшого шахтерского городка Украинска. Однажды у товарища по школе Валеры Заикина он заметил в сумке спортивную форму и боксерские перчатки. Узнал, что тот ездит на тренировки в Селидово — тоже шахтерский городок, километрах в двенадцати от их Украинска. Записался и сам.

Мирошниченко сразу узнал тренера — Петра Романовича Олейника, который в школе Украинска преподавал физкультуру, когда Витя учился в пятом классе. И тренер его узнал:

— Ты, кажется, драться любишь? — спросил он.

— Люблю, конечно! — обрадовался Витя.

Но тренер строго сказал:

— О драках на улице придется забыть! Боксер должен расти дисциплинированным человеком и защищать других людей от всякого хулиганья.

В распоряжении секции бокса был небольшой зал 15 на 5 метров, а желающих тренироваться всегда набиралось человек 35-40. Было жарко и душно, но всегда интересно. Олейник, еще молодой человек, сам великолепно сложенный, всегда в аккуратной форме, ценил в боксе эстетику: четкие движения, правильную стойку, хорошую защиту, одним словом — красивый и техничный бокс. Олейник, как и Мирошниченко, был левша, и Виктор очень быстро усваивал все, что показывал ему тренер.

Мама Виктора, Александра Александровна, года полтора не знала, что сын занимается боксом: для нее он ездил во Дворец спорта в Селидово "на плаванье". Но однажды Виктор возвратился с соревнований с синяком под глазом, и мать поняла, что это за "плаванье".

— Надо поговорить с тренером и прекратить это безобразие,— сказала Александра Александровна мужу.

Родители Виктора на очередную тренировку сына поехали вместе с ним, познакомились с Олейником и после этого... стали лучшими его друзьями. Тренер для Виктора, по его собственному признанию, стал "вторым отцом".

Только благодаря наставнику Виктор не бросил учебу, окончил техникум промышленной автоматики и получил диплом горного электромеханика. Правда, с годами Мирошниченко понял, что его будущая профессия — спорт, и заочно окончил Киевский институт физкультуры.

Мирошниченко оказался талантливым учеником и по своим достижениям вскоре обогнал даже тех ребят из секции Олейника, которые начали тренироваться на полтора — два года раньше Виктора. Через два года тренировок он выиграл спартакиаду школьников Украины и стал призером юношеского первенства СССР. В 1977 году Мирошниченко выиграл звание чемпиона УССР и стал победителем молодежного первенства Советского Союза. В 18 лет он уже выполнил норму мастера спорта. После этого П. Р. Олейник сам уговорил Виктора переехать на учебу в Донецк и... перейти в "Динамо" к тренеру Анатолию Коваленко. "Так нужно для твоего же роста,— сказал Олейник одному из любимых учеников.— Коваленко хороший тренер, а его ребята для тебя будут отличными партнерами".

В динамовском зале Донецка у Коваленко тренировалось немало титулованных бойцов, но главное, что здесь был кумир Виктора — неоднократный чемпион Советского Союза, чемпион Европы Александр Ткаченко. Мирошниченко даже не сомневался, что именно Саша будет защищать честь сборной страны в своей весовой категории на Олимпийских играх в Москве. Но в январе 1980 года, во время сборов, как раз в тот день, когда Мирошниченко получил из дома телеграмму о рождении сына, он вдруг услышал неожиданный для себя вопрос от Коваленко:

— Хочешь выступать на Олимпиаде в "мухе"?

Виктор опешил от удивления.

— А Саша Ткаченко! А другие?

— Я все обдумал,— спокойно и деловито сказал тренер.— Если поверишь мне и будешь работать, девяносто девять процентов гарантии, что ты в этом весе всех обыграешь и попадешь на Олимпиаду.

Виктор поверил тренеру. С того самого дня он начал беспрекословно выполнять все его требования, тренировался самозабвенно, не щадя себя. Весной 1980 года Мирошниченко выиграл в Киеве крупный международный турнир, потом стал чемпионом Советского Союза в весе до 51 кг. Он был кандидатом в олимпийцы, но в основном составе олимпийской сборной страны его назвали в самый последний момент.

...Бой с олимпийским чемпионом кубинцем Хорхе Эрнандесом Виктор Мирошниченко провел, что называется, на одном дыхании. Уже в первом раунде донецкий боксер почувствовал себя уверенно, он все чаще и чаще теснил грозного соперника, точно контратаковал и сам не раз врывался на ближнюю и среднюю дистанцию, взрываясь короткими сериями. После окончания боя, еще до объявления результата, когда рефери, стоя в центре ринга, держал соперников за кисти рук, под сводами "Олимпийского" вдруг раздался чей-то зычный голос.

— Молодец, шахтер! Донбасс тебя не забудет!

И в тот же момент диктор сообщил:

— Победил Виктор Мирошниченко, Советский Союз...

Тренеры сборной СССР вздохнули с облегчением и... сразу же на разборе предупредили Мирошниченко, что во втором бою его противник еще "опаснее кубинца" — чемпион Европы и мира поляк Хенрик Сребницкий. Но и этот титулованный мастер ринга был побежден советским боксером! Когда же в полуфинале Мирошниченко уверенно выиграл у венгра Яноша Вароди, мало кто сомневался, что золотая медаль достанется дебютанту сборной СССР. И он был хозяином ринга почти два раунда финального боя с болгарским боксером Петаром Лесовым. Но случилось непредвиденное: в самом конце второго раунда у Мирошниченко оказалась рассеченной бровь. Правда, повреждение было пустячным и он вполне мог продолжать бой, но рефери — кубинец Р. Сантьяго — развел соперников по углам: ввиду повреждения Мирошниченко победа (а вместе с ней и золотая медаль чемпиона Игр XXII Олимпиады) была присуждена болгарскому боксеру. Ларчик открывался просто: в первой финальной встрече судьи со счетом 3:2 назвали победителем нашего Шамиля Сабирова, взявшего верх в очень спорном бою с кубинцем Иполито Рамосом.

Кубинцы считали это решение несправедливым, и Сантьяго представилась возможность "восстановить" равновесие.

...Дома, в Донбассе, Мирошниченко встречали с цветами и оркестром. Его избирали в президиумы на различных совещаниях. В его честь звучали здравицы. А он словно бы не замечал пышных торжеств:

— Поражение в финале Олимпиады забрало у меня, кажется, полжизни,— вспоминал Виктор,— Я ходил буквально больной. Ведь все сделал, чтобы стать олимпийским чемпионом и... Надо же, чтобы за три минуты до финиша — такая горькая осечка.

...Пожалуй, ни одному участнику Олимпийских игр не приходится во время турнира так тяжело, как боксеру.

Встречи на ринге начинаются на второй день после торжественного открытия Игр, а заканчиваются за день до их закрытия: две недели длится спор сильнейших боксеров-любителей планеты за олимпийские медали. И при этом боксер, отказывая себе в сытной пище и прохладительных напитках, должен сохранять свой вес в пределах границ весовой категории, избегать травм либо залечивать раны на ходу. Он должен быть тактически готовым к бою с каждым новым из четырех-пяти соперников, сохранять боеспособность и волю к победе. По признанию известных чемпионов профессионального ринга — бывших любителей, побеждавших на олимпиадах, выиграть Олимпийские игры значительно труднее, чем 15-раундовый бой на профессиональном ринге, где приходится "выкладываться" один раз... Так что горькое настроение Мирошниченко Виктора Владимировича — "только" серебряного призера Игр XXII Олимпиады в Москве — вполне можно понять.

Это у Виктора была первая, но, к сожалению, не последняя горечь, испытанная на большом ринге. В 1982 году, уже в ранге чемпиона Европы, заслуженный мастер спорта СССР Мирошниченко блестяще провел чемпионат мира в Мюнхене. Но после его финального боя с американцем, когда специалисты не сомневались, что чемпионом мира будет провозглашен Мирошниченко (это было ясно и миллионам телезрителей!), судьи со счетом голосов 2:3 отдали предпочтение боксеру из США. Виктор вновь довольствовался "серебром", которое, как и в Москве на Олимпиаде-80, бесспорно, было на вес "золота"...