Степан Лемеха. Шесть братьев - шесть боксеров

28 Сентябрь 2012. Категория: Легенды бокса

Рассказ о человеке, который в годы войны был для меня наставником в службе и настоящим товарищем в спорте, начну с рассказа о фотографии, которой более 30 лет. Лежит она передо мной пожелтевшая от времени, и весело смотрят с нее совсем юные шесть братьев — шесть боксеров. Четверо из них в грозное военное время сражались на фронтах, защищая нашу Родину.

Корреспондент приморской газеты "Красное знамя" сфотографировал их в феврале 1944 г. перед традиционной матчевой встречей по боксу между командами Хабаровского и Приморского краев. Четверо братьев принимали участие в этих соревнованиях. Для некоторых из них это была последняя встреча. Война разбросала братьев в разные стороны и каждому определила свою дорогу в жизни.

Снимок был помещен в апрельском номере газеты с таким текстом: "У старого приморского партизана и участника гражданской войны на Дальнем Востоке Кирилла Федосеевича Лемехи семь сыновей. Старший сын Иван с первых дней войны сражается на фронте и бьет фашистских захватчиков. Степан, Иосиф, Геннадий служат в войсках Дальневосточного фронта. Михаил охраняет Родину на кораблях Тихоокеанского флота, а самые младшие, Никита и Юрий, учатся в школе и занимаются в секции бокса. Все братья Лемехи — спортсмены".

Наибольшего успеха в боксе добился Михаил — в 1947 г. он первым из дальневосточников стал чемпионом РСФСР, 11 раз был чемпионом Приморского края, Тихоокеанского флота и Дальнего Востока. Иосиф не раз выигрывал первенство Дальневосточного фронта и Приморского края, а Геннадий — города Хабаровска.

Но самым разносторонним спортсменом в этой семье был Степан Лемеха. Лыжник и легкоатлет, конькобежец фехтовальщик, выступал он и в соревнованиях по прыжкам в воду.

Но главными его увлечениями, его страстью были бокс и парашютный спорт. В боксе он носил титул чемпиона Дальнего Востока и Дальневосточного фронта, а в парашютном спорте ему не было равных в войсках фронта.

В 1935 — 1937 гг. вместе с Абреком Барштом и Иваном Боем Степан окончил во Владивостоке парашютную школу Осоавиахима, которой тогда руководил влюбленный в парашютный спорт Николай Андерсен. Все трое по призыву ЦК ВЛКСМ добровольцами ушли служить в Красную Армию.

Вскоре Степана направляют в Ленинград в институт имени Лесгафта на курсы начальников физической подготовки, а после окончания этих курсов его назначают начальником физической подготовки батальона. Степан Лемеха с жаром взялся за дело. Его подчиненные совершают лыжные переходы, занимаются фехтованием, прыгают в воду с вышки, многие километры проходят пешком с полной боевой выкладкой, преодолевая водные преграды. И везде впереди командир — бодрый, неунывающий, смелый. Он берет самую тяжелую ношу, помогает ослабевшим, учит неумелых. Его правило — личный пример во всем.

Степана постоянно влечет к себе небо, он не только учит, но и сам много прыгает с парашютом, не раз говорил мне: "Когда я парю в небе под куполом, честное слово, нет человека счастливее меня. Уж больно хороша наша земля сверху".

Прыгал он каждый день, не взирая ни на какую погоду. Степану первому доверили испытывать новые парашюты ПД-42М. И в точности приземления с Лемехой не мог сравниться никто.

Напряженная работа, многочисленные прыжки не мешали ему заниматься боксом. Регулярные тренировки в спортивном зале приносят Степану заслуженные победы на ринге, он по-прежнему чемпион Дальнего Востока в легком весе. Мы всегда помогали друг другу. Но если в прыжках он был моим наставником, то в зале бокса тренером становился я. Дружба наша от этого только крепла.

Нас, ведущих спортсменов Дальневосточного фронта, месяца за четыре до начала Великой Отечественной войны перевели в одну из воинских частей. Только начали усиленно тренироваться и совершенствоваться в боевой выучке, как к нам прибыло большое пополнение из разных соединений: танкисты и артиллеристы, зенитчики и саперы, пехотинцы и пулеметчики.

Командование решило провести показательные прыжки и привлечь к ним нас, спортсменов, чтобы убедить новичков в безопасности нового для них дела. Футболисты и легкоатлеты, боксеры и борцы, штангисты и фехтовальщики, лыжники и стрелки хорошо известны в соединении и, конечно, обязаны показать достойный пример.

К показательным прыжкам Степан Лемеха, которому поручили провести их, готовил нас тщательно и придирчиво, проявляя весь свой талант и умение. За день до этого события к нам пришли командир и комиссар и начальник штаба. Они подбодрили нас и предупредили, что за прыжком будут наблюдать все красноармейцы и командиры части, прыжок будет групповым и с ручным раскрытием (тогда уже практиковались прыжки с принудительным раскрытием парашюта) с высоты тысяча двести метров.

Погода в этот день выдалась на редкость хорошая ни облачка, ни ветерка. Прыгать мы должны с трех точек. Парашюты тщательно подогнаны и проверены. Последний инструктаж — и, как говорится, шутки в сторону. Лица сосредоточены, и каждый думает, как лучше выполнить задание.

Самолет взлетел с аэродрома и быстро начал набирать высоту. Над люками замигала красная лампочка, насквозь гул моторов прорвалась команда — "Пошел!". Через несколько секунд тридцать пять парашютов раскрылось в небе.

В первые секунды после выброски оглушил гул моторов, а потом сразу стало тихо. От этой тишины было как-то не по себе. Я летел лицом к земле. Отсчитал сто один, сто два, сто три — и дернул за вытяжное кольцо. Резко ударило в плечо лямками, ноги улетели куда-то вверх и снова опустились. Легкий щелчок...

Когда раскрылся главный купол парашюта, я будто неподвижно завис в воздухе. И с каким-то новым чувством увидел внизу и лес, и реку, и сопки.

Это продолжалось не более трех-четырех секунд, потом меня стремительно понесло к земле. Большинство ребят уже приземлились, они кричали от восторга, обнимались. Окружили Степана Лемеху, благодарили за учебу. Кучность приземления мы продемонстрировали отличную.

На сборном пункте командир и комиссар поздравили нас. На этот раз даже Степану Лемехе — он раскрыл парашют как всегда в трехстах метрах от земли — не сделали выговора. Но вскоре за воздушное ухарство Степана сняли с должности начальника физической подготовки и назначили командиром минометного взвода. Долгое время ходил он мрачнее тучи, почти не появлялся на тренировках в зале бокса. Но вскоре мы снова услышали об успехах Степана.

Подразделение Лемехи блестяще выполнило учебное "боевое задание", успешно высадившись в тыл "противника": через час после высадки взвод разоружил "охрану" моста и складов "с боеприпасами"; забрав с собой оружие, десантники совершили неимоверно трудный четырехсоткилометровый переход на лыжах через тайгу, в сильный мороз и пургу, и без потерь вернулись в часть.

Командующий Дальневосточным фронтом генерал армии И. Р. Апанасенко объявил личному составу взвода благодарность и наградил всех ценными подарками.

После этой операции Лемеху возвращают на прежнюю должность, и это было для него лучшей наградой. В марте 1944 г., поддерживая патриотический почин трудящихся, он вносит 15 тысяч рублей на постройку самолета и обращается к командованию с просьбой послать его на фронт. Его просьбу обещают удовлетворить, но пока убеждают, что и здесь он тоже работает для фронта.

Все мы рвались на фронт. Вот уже почти три года идет война, наши сверстники на западе сражаются с ненавистным врагом, а мы все еще здесь... Три года упорной боевой выучки, прыжки с парашютом, ночные учения, дальние переходы — все это закалило нас, мы в любую минуту готовы были обрушиться на врага. Но приходилось ждать, вновь и вновь терпеливо готовиться к боям.

И вдруг неожиданная весть: в Москве состоятся первые за время войны соревнования по боксу и классической борьбе на первенство Советского Союза. К чемпионату 1944 г. персонально допущены: по боксу — Гущин, Юрченко и Маслов, по классической борьбе — Кожарский и Белов.

Мы были поражены. В такое трудное для Родины время первенство Советского Союза! Мы поняли — эти соревнования должны придать новые силы и уверенность всем, что конец войны не за горами. Мы стали готовиться к первенству, активно участвуя и армейской жизни: тренировались один раз вечером, пройдя за день полный курс боевой и политической подготовки.

Третьего мая 1944 г. к перрону Ярославского вокзала подошел поезд, который доставил нас из Хабаровска в столицу на двенадцатые сутки. Москва была еще в праздничном убранстве. Над городом парили аэростаты-заградители, окна, крест-накрест заклеенные бумагой, напоминали, что война продолжается, но столица, казалось, жила нормальной жизнью. На улицах было много народа, звонили трамваи, таксисты поджидали пассажиров.

На другой день мы пошли на тренировку, которую проводил А. И. Булычев на стадионе "Динамо". Анатолий Иванович принял нас очень радушно, пригласил в зал. Готовясь к первенству страны, мы тренировались с лучшими нашими боксерами, встречались с ними в спаррингах. Весь цвет отечественного бокса был представлен здесь: Николай Королев, Андрей Тимошин, Мартин Линнамяги, Анатолий Грейнер, Лев Сегалович, Борис Тишин, Евгений Огуренков. Многие из них вернулись с фронта и снова начали тренироваться.

Волею жребия я попал в одну подгруппу с лучшими боксером страны, тогда абсолютным чемпионом Советского Союза Евгением Огуренковым и проиграл ему поединок по очкам. Но не огорчился. Участие в этих ответственных и необычных соревнованиях, к которым тщательно готовился, их дух зарядили надолго оптимизмом, верой в близкую победу.

Но вернемся к герою этой статьи Степану Кирилловичу Лемехе. В сентябре 1944 г. мы вместе прибыли в Ивановскую область. Месяцы упорной работы — стрельбы и ночные учения. Чувствуется, что идут последние приготовления к решающей схватке с врагом.

В январе 1945 г. нас в составе 114 гвардейской стрелковой дивизии отправляют на фронт. Лемеха уходит с ней, а меня в последний момент оставляют готовить для фронта новых бойцов.

Степан Лемеха участвовал в боях за освобождение Венгрии, Австрии и Чехословакии. Когда закончилась война, он был командиром роты, в звании старшего лейтенанта.

С тех пор мы мало что знали друг о друге. Спустя тридцать лет, в 1975 г., Степан Кириллович побывал в Хабаровске. К сожалению, встретиться нам не удалось, я был в отъезде, но он узнал, что я живу здесь и работаю в институте физической культуры. Вскоре получил от него письмо, послужившее началом нашей переписки. Так я узнал о дальнейшей его судьбе, жизни и службе.

После войны он остается в армии, заканчивает военное училище. Несколько лет Степан Кириллович занимает ответственные должности в частях ВВС Уральского военного округа, а затем — Прибалтийского военного округа.

Снова прыжки с парашютом показательные, экспериментальные, испытательные. Участие в чемпионатах Советского Союза, Европы и мира. За спортивные достижения мастер спорта, судья всесоюзной категории, заслуженный тренер РСФСР Лeмеха после трехтысячного прыжка награжден орденом "Знака почета".

Он подготовил двадцать пять мастеров спорта, более пятисот инструкторов и семь рекордсменов мира и Советского Союза. Степан Кириллович — обладатель золотой медали Спартакиады народов СССР по парашютному спорту. И он же до 1951 г. был чемпионом группы войск по боксу в легком весе.

Дальневосточник, теперь уже полковник в отставке, Степан Кириллович Лемеха за свои ратные подвиги и большой труд удостоен восемнадцати правительственных наград — у него пять орденов и тринадцать медалей. Как понял из его писем, Лемеха остался таким же увлеченным, беспокойным человеком, и молод не только духом, но и телом. Ему идет седьмой десяток лет, но он в прекрасной спортивной форме: участвует в соревнованиях по лыжным гонкам, в легкоатлетических кроссах, награжден золотым значком ГТО. И всегда находит время для общественной работы, встречается с молодыми людьми и передает им свой богатейший опыт, знания.

Одно из своих писем он заканчивает так: "И хотя я уже трижды дед, уходить в запас не собираюсь. Недавно в лыжных гонках на десять километров подтвердим первый спортивный разряд. Как ты считаешь — есть еще порох?"

Я искренне рад, что друг моей юности, наш общий любимец, лихой и бесстрашный парашютист Степан Лемеха остается в первых рядах настоящих бойцов.

Из шести братьев, что смотрели на меня с фотографии, осталось четверо. Иосифа и Михаила нет в живых, Геннадий пенсионер, живет во Владивостоке. Юрий работает в Ижевске, Никита — офицер Военно-Морского Флота, служит на Камчатке, а его сын Владимир курсант морского училища и чемпион Владивостока по боксу.

И. Гущин