Сонни Листон

15 Май 2012. Категория: Легенды бокса

Сонни ЛистонСонни Листон (Sonny Liston) родился 8 мая 1932 года в грязной лачуге, которая стояла на самой окраине города Пайн-Блафф в штате Арканзас. Он был одним из двадцати пяти детишек в бедной негритянской семье. Его отец, очень драчливый человек, даже толком не знал, от какой из двух жен у него и этот парнишка. Звал он его Чарльзом — Чарльз Листон (фотографии Сонни Листона).

Нелады с окружающим миром у мальчишки начались, едва он успел появиться на свет: не было и дня, чтобы кому-нибудь из малышни не досталось от отца. Когда будущему боксеру было 13 лет, он убежал к матери в Сент-Луис. Отец даже не стал его разыскивать. Кстати, из-за его привязанности к матери и закрепилась кличка "Сонни" — сыночек, впоследствии заменившая настоящее имя и привязавшаяся к нему на всю жизнь. В Сент-Луисе он бил всех мальчишек на своей улице. Не раз парня, выросшего уже в настоящего мужчину, приводили после хулиганских выходок в полицейский участок. В 16 лет он был задержан за ограбление бензоколонки. Потом была условная судимость за попытку ограбить ресторан. И в конце концов за новую попытку вооруженного грабежа 18-летний Сонни Листон попадает за решетку тюрьмы штата Миссури.

Азам бокса Сонни Листон научился в тюрьме. В то время (это было в 1950 г.) там работал тюремный надзиратель, который был большим любителем и знатоком бокса. Листон ему понравился, и надзиратель решил сделать из него боксера: поставить удар и посвятить в тайны старого искусства сильных мужчин. Попутно надзиратель давал ему уроки житейской мудрости. И действительно, Чарльз многому у него научился.

Через два с половиной года, в октябре 1952 года, Сонни Листон был досрочно освобожден из тюрьмы на поруки за старательную работу, как было указано в официальном постановлении. В это время он уже владел техникой бокса настолько, что мог попытать счастья на ринге. Он становится сначала боксером-любителем, а затем 2 сентября В 1953 г. на боксерском ринге Сент-Луиса состоялся дебют Листона как профессионала. Дебют был удачным, уже в самом начале первого раунда он послал в нокаут Дона Смита. В первый же год он одержал семь побед, из них пять — нокаутом. Листон "широко раскрыл для себя двери" в большой профессиональный бокс, победив лучших тяжеловесов мира: Э. Мачена, Р. Харриса, 3. Фолли. "Не родился еще такой парень, чтобы заставить меня сробеть,— заявлял Листон.— Если, кто хочет встретиться со мной по всем правилам, я не против. Если кто хочет отвечать мне ударом на удар, я тоже не против. Я все равно знаю, у кого из нас первым голова загудит, ровно чугунок. Я никого не боюсь: мне никто никогда ничего не сможет сделать!" Все специалисты сходились во мнении, что этот молодой силач не без перспектив.

Обратил свой взор на Листона и некий Джонни Витоле — профессиональный гангстер, однако человек обходительный, умеющий подать себя в обществе. Витоле руководил шайкой, которая специализировалась на различных темных делах и черном бизнесе. Но самое главное — он был членом необычайно мощной гангстерской организации "Коза ностра". Витоле давно уже притягивал профессиональный бокс как возможное поле деятельности, и решил начать с Листона, он вложил в того приличный капитал. И Листон достиг бы гораздо раньше цели всех боксеров чемпионского титула, если бы оставался под покровительством могущественного гангстера. Но боксеру пришлось продолжить знакомство с американским законодательством.

Зная свою силу, Листон показывал и применял ее при всяком удобном случае. В 1956 году, когда еще не истекло время поручительства, в Сент-Луисе он избил полицейского. Сержант, который по комплекции напоминал Листона, оштрафовал шофера такси, в котором Листон куда-то спешил. Когда боксер попытался заступиться за шофера, сержант допустил совсем уж грубую ошибку, напомнив Сонни о цвете его кожи. Четыре часа спустя после этого происшествия врачи больницы в Сент-Луисе пытались привести в чувство неосторожного стража порядка. Сонни Листон не просто послал полисмена в нокаут по всем правилам боксерской науки, он сломал ему обе ноги и, кроме того, взял себе на "память" служебный пистолет сержанта.

В обычной ситуации он вынужден был бы отправиться обратно в тюрьму, причем срок наказания должен был быть намного увеличен: избиение блюстителя порядка — достаточно серьезное преступление, да еще отягощенное тем, что Листон отнял у него пистолет.

Помог Джонни Витоле. В Сент-Луисе у него было много влиятельных приятелей и среди них немало высоких полицейских чинов. Листон вышел сухим из воды. Виновным признали полицейского, а Листон отделался девятью месяцами принудительных работ. В тюрьму возвращаться не пришлось. В лагере для принудительных работ начался новый этап его жизни. Его покровитель, гангстер Витоле, не искал нового боксера для своих предпринимательских планов, а ждал возвращения Листона. Нет, профессиональный гангстер был отнюдь не сентиментален. Причиной его терпеливости было боксерское мастерство и перспективность Листона. Витоле прекрасно понимал, что искусство Сонни обещает быть не просто рентабельным предприятием, но и может принести приличные доходы.

Поэтому, как только Листон был выпущен на свободу, Витоле приложил все старания, чтобы ему была возвращена боксерская лицензия, позволяющая проводить встречи на профессиональном уровне. Для того чтобы облегчить Листону путь на боксерский трон, Витоле послал его в Чикаго — город, в котором издавна находят пристанище гангстерские шайки со всех концов Америки. Естественно, у Витоле там было много друзей. Один из них — Блинки Палермо, разбирающийся в боксе намного лучше Витоле,— довольно быстро понял, сколько может стоить такой боксер, каким уже тогда был Сонни Листон. Через некоторое время Листон перестал быть собственностью Джонни Витоле, и его новым хозяином стал Блинки Палермо.

Для Листона в принципе ничего не изменилось. Новый шеф научил его тем приемам, которые помогали ему удерживать себя в надлежащей форме и привлекать к себе внимание публики. Он должен был в дальнейшем самоотверженно и без устали тренироваться, давать себя часто фотографировать, а главное, боксировать,— правда, лишь тогда, когда разрешал шеф, и против соперника, которого он ему выбирал.

В то время Блинки Палермо был правой рукой всемогущего диктатора американского профессионального бокса Фрэнки Карбо (читать статью Афера Фрэнки Карбо?). Листон знал, что без этого мощного тандема он никогда бы не получил столь выгодные условия. Поэтому он был благодарен обоим шефам и предан им. Иногда ему приходилось выполнять поручения шефов, но всегда связанные с его прямыми боксерскими обязанностями. Это выяснилось во время расследования, проведенного комиссией сенатора Кефовера. Комиссия пришла к выводу, что ключевые посты в американском профессиональном боксе занимают гангстеры, которые влияют на результаты боев, не гнушаются заставить боксеров принимать допинг, а также допускают различные правонарушения, которые подлежат преследованию по законам Соединенных Штатов. В ходе расследования в качестве свидетеля должен был выступить и Листон. Тогда-то и выяснилось, что господа Палермо и Карбо давали иногда Листону поручения "успокоить" кого-нибудь непослушного. За эту работу кулаками не на ринге Листон получал еженедельно 35 долларов.

Листону повезло и на этот раз. Расследование закончилось, а боксерскую лицензию у него не отобрали, хотя основания для этого были. В результате работы комиссии Кефовера Листон остался без своих менеджеров: Карбо и Палермо нужно было хотя бы на время упрятать за решетку. Листона взял другой менеджер. Совершенно ясно, что этот "другой", имя которого на расследовании не фигурировало, был лишь подставной фигурой. Фрэнки Карбо и Блинки Палермо продолжали и из-за решетки направлять карьеру Листона и практически распоряжаться его жизнью. Палермо, правда, вскоре выпустили, но он все же должен был на время отойти от дел, хотя бы внешне.

Когда арестовали заправил американского профессионального бокса, успехи Сонни Листона на ринге были поставлены под сомнение. Сонни твердо заявлял, что выходя в ринг, всегда надеялся только на свои кулаки, и что готов вновь встретиться со всеми своими прежними противниками и доказать им, что его победы добыты в честной схватке.

За три года, с января 1958-го по декабрь 1961-го, Листон провел девятнадцать боев, семнадцать из них он закончил нокаутом. Пора было выходить на бой за чемпионский титул, которым владел тогда Флойд Паттерсон. Национальная боксерская ассоциация США – NBA (в наше время WBA) назвала Сонни Листона претендентом номер один на бой с чемпионом мира в хэвивейте.

И вот за кулисами ринга родился план сенсационного поединка "гориллы" с "благородным рыцарем". В роли рыцаря выступал Паттерсон (фотографии Флойда Паттерсона), а в роли человекоподобной гориллы — Сонни Листон.

Общественность была, конечно, на стороне симпатичного Флойда, который был приятным и компанейским парнем. Многие считали, что он сломит Листона — ведь перед встречей с Сонни он нокаутировал многих, покушавшихся на золотой пояс чемпиона мира. Такое мнение широкой общественности было на руку организаторам этого сенсационного поединка. Оно позволяло надеяться, что на встрече будет огромное количество зрителей, а это сулило немалые прибыли.

Все было готово к встрече, но менеджер чемпиона никак не хотел давать согласия на этот матч. "Паттерсон не может драться с человеком, связанным с гангстерским миром",— говорил он. Начался шум в прессе. Дискутировался вопрос, должен ли чемпион мира иметь не только спортивные, но и моральные права на этот титул. Мнения разделились. Сторонники Листона кричали, что не наблюдают ничего страшного в его прошлых "завязках с криминалом". Много любителей бокса были против Листона, среди них был и легендарный Джек Демпси, который сказал, что спортсмену, запятнавшему себя связями с гангстерами, нельзя допускать к матчу за мировой пояс.

— Золотые перчатки,— сказал Демпси,— не должны быть отданы в руки, заслуживающие наручников. Кончилось все тем, что Флойд сам подписал контракт. Он решил, что лучше уж проиграть в бою, чем прослыть трусом. Он заявил:

— Сонни Листону следует простить все, что было плохого у него в прошлом, и разрешить поединок. Это будет для него шансом не опуститься вновь в гангстерское болото. Ведь там он побывал не по собственной воле — туда привела его жизнь.

Весной 1962 года во время одного из торжественных приемов в Белом доме Паттерсон назвал тогдашнему президенту Соединенных Штатов Джону Кеннеди имя своего соперника.

Началась усиленная подготовка. Стоила она дорого. Надо было содержать тренировочный лагерь, платить спарринг-партнерам и неустанно оживлять рекламу. При этом Сонни Листон должен был постоянно заботиться и об общественном мнении. Ведь он не был тем человеком, которого бы с большим удовольствием приветствовали на чемпионском троне, который бы мог приковать к себе всеобщее внимание и которым бы могли любоваться. А чемпион мира в Америке должен быть именно таким.

Быстрая карьера Листона и его тесные и почти открытые связи с "подпольем" будили сознание тех, кто не прочь поговорить о морали. А причин для подобных разговоров было более чем достаточно. В свои 23 года Сонни 19 раз вызывался в суд. Среди судебных дел были и кражи, насилие, нанесение тяжелых телесных ран и увечий, и, наконец, участие в махинациях. До своего первого контракта Листон был неграмотным и даже не умел подписываться. Вместо подписи он ставил отпечаток пальца. Тот самый отпечаток, который продолжал фигурировать в полицейском дактилоскопическом альбоме преступников.

Когда официально кандидатура Листона была выдвинута на бой за чемпионский титул, президент национальной боксерской ассоциации Чарльз Ларсон сделал все, что было в его силах, чтобы матч не состоялся. Он заявил:

— В профессиональном боксе имеется достаточно темных личностей — как на ринге, так и сзади него,— достаточно загадочных деятелей, и нам не нужен еще и такой преступник, как Сонни Листон, на троне чемпиона мира!

Но, несмотря ни на что, бой состоялся. 25 сентября 1962 года в чикагском парке "Комиски" места рядом с рингом стоили 100 долларов. В тридцати кинотеатрах США были установлены специальные гигантские телеэкраны. Билеты в эти кинотеатры стоили от 5 до 10 долларов.

Никогда еще публика не платила так много, чтобы увидеть так мало. Через 126 секунд после начала боя Листон отправил Паттерсона в нокаут. Листон произвел впечатление боксера разрушительной, уничтожающей силы. Это был "бурый разъяренный медведь", натянувший на передние лапы боксерские перчатки.

Флойд Паттерсон - Сонни Листон I. Листон смотрит сверху вниз на ФлойдаТе 2 минуты 6 секунд, которые Флойд Паттерсон лежал в ногах у Сонни Листона, глубоко потрясли большинство американцев. Лишь гангстерские синдикаты потирали руки. Наконец-то они посадили своего, до конца своего, человека на высшую ступеньку!

Во всех тюрьмах Соединенных Штатов после этого победного боя прошли праздничные торжества. Заключенные тюрьмы в Миссури, где провел новый чемпион мира два года из пятилетнего срока, послали Листону поздравительную телеграмму: "Сонни, мы гордимся тобой! Ты остаешься одним из нас!"

Почти через год, 22 июля 1963 года, в Лас-Вегасе состоялся матч-реванш. На сей раз Листону для того, чтобы нокаутировать Паттерсона, потребовалось две минуты десять секунд — на четыре секунды больше, чем в первом бою.

Обе победы не принесли Листону большой заработок. Налоговые чиновники наложили арест на гонорар за оба боя с Паттерсоном. Стало очевидным для всех, что Сонни Листон, этот "безобразный бурый медведь",— "человек из подполья".

Сила и техника нового чемпиона были удивительными. Никогда еще он не оказывался на полу, ни одному из его соперников не удалось сразить его хотя бы на секунду. Он был довольно внушительных габаритов: рост 185 сантиметров, вес 100 килограммов. Особой его приметой был невероятный объем кисти руки — 36 сантиметров!

Листон не смог долго удержаться на троне. Через полгода он проводит бой с восходящей молодой звездой, имя которой — Кассиус Клей (фотографии Кассиуса Клея). Ссылаясь на травму плеча, Сонни отказывается выйти на седьмой раунд — потеря своего чемпионства. Первый бой Мухаммед Али – Сонни Листон можно посмотреть онлайн на нашем сайте по боксу.

Скандальный матч-реванш прошел 25 мая 1965 г. Уже в первом раунде Али нанес "удар фантом", который поверг Листона в "глубокий нокаут". Смотреть бой Мухаммед Али – Сонни Листон II онлайн.

Второй поединок между Сонни Листоном и Флойдом Паттерсоном

Сонни Листон был непопулярен и, кроме того, слишком неуравновешен в обыденной жизни. Его появление на боксерском троне породило столько протестов, что было исключено, чтобы о нем говорили хорошо. Когда журналисты перестали писать о тюремном периоде его жизни, вдруг оказалось, что писать не о чем — Листон давал слишком мало материала для прессы. А это плохо для экс-чемпиона мира.

Чемпионский титул изменил до некоторой степени внешне образ жизни Листона, но не изменил его натуры. У него появился великолепный дом и достаточно денег в банке, он стал ездить на современнейшем кадиллаке, но остался таким же "непричесанным", каким был прежде.

5 января 1971 года Листона нашли мертвым в собственном доме в двух милях восточней американской столицы игорного бизнеса Лас-Вегаса. Обнаружила его жена, которая гостила чуть больше недели у своей матери в Сент-Луисе. Сначала она сообщила друзьям Листона о его смерти, а потом оповестила официальные власти. Лейтенант полиции Лас-Вегаса Бау Грег и помощник прокурора Дик Мэйн, первыми приехавшие в дом Листона, заявили, что смерть наступила примерно неделю назад, однако отказались уточнять, была ли она насильственной или естественной.

На теле Сонни Листона были обнаружены точки, похожие на следы уколов, но близкие и знакомые бывшего чемпиона мира сразу отвергли всякую мысль о том, что он был наркоманом: он очень не любил пить даже лекарства, которые ему выписывали врачи. Предположение о наркотиках укрепилось у полицейских после того, как они нашли в доме Листона немного героина и марихуаны. Патологоанатом, производивший вскрытие, заявил, что героин, введенный в организм, быстро превращается в инсулин и, так как с момента смерти Листона прошло больше недели, уже невозможно точно определить, от чего он умер: от чрезмерной дозы наркотика или отчего-нибудь другого.

На наркотики следственные органы внимание обратили, а вот на заряженный и снятый с предохранителя револьвер в его спальне почему-то не удосужились обратить внимание. Это могло навести на мысль о желании Листона быть готовым ко всяким неожиданностям. Сонни Листон как-то сказал: "Бокс почти как вестерн. Есть хорошие ребята, и есть плохие ребята. Люди платят деньги и хотят видеть, как побьют плохих ребят. Я плохой парень. Однако я все это дело вывернул наизнанку. Я не дам себя побить".

Возможно, именно это и привело его к столь ранней гибели, причины которой так и не были раскрыты. Многие американские газеты недвусмысленно выражали сомнения относительно результатов следствия, полагая, что найдутся достаточно влиятельные лица, которые постараются избежать возможного разоблачения и скандала. А кто-то из наиболее храбрых репортеров предположил, что Сонни надоел мафии и его "убрали". Но доказательств этому нет.

Таинственная смерть Листона была воспринята всей американской прессой примерно одинаково. Хоть о покойниках и не принято говорить плохо, большинство газет не нашли добрых слов в адрес безвременно ушедшего чемпиона мира. "Нет никакого смысла делать вид, что Листон был чем-то иным, кроме как грубияном вне ринга и хулиганом, оказавшимся трусом на ринге",— заявил Питер Уимон в "Дейли Миррор". А Смид Фоган в "Дейли Скеми" написал: "Не многие будут оплакивать его. Да будь он жив, он бы и не обратил на это внимание. Среди боксеров Листон всегда считался негодяем номер один".

Эти высказывания не удивляют, если вспомнить, что с именем Сонни Листона связана одна из самых непривлекательных глав истории американского профессионального бокса.

На похоронах бывшего чемпиона мира в тяжелом весе среди боксеров-профессионалов Сонни Листона в январе 1971 года в Лас-Вегасе молитвы читал католический священник Эдвард Мэрфи. Два протестантских священника, Беннет и Кольман, прочли хвалебные речи о 38-летнем боксере. Гроб из серебристой стали по желанию семьи покойного остался закрытым, но перед похоронами к нему допускали тех, кто хотел почтить память боксера. Церемония похорон сопровождалась музыкой в исполнении известного ансамбля "Инкспоте". Негритянские спиричуэлс пела Лайана Бейли. После отпевания тело в сопровождении эскорта мотоциклистов перевезли на кладбище, где отец Мэрфи произнес последнее слово. Гроб несли бывший чемпион мира Джо Луис и другие звезды спорта и искусства.

Так пышно были обставлены похороны Сонни Листона. Но что привело к смерти этого здорового 38-летнего мужчину? Смерть его окутана тайной, которую пока нет возможности разгадать.