Панама Эл Браун

02 Май 2013. Категория: Легенды бокса

Панама Эл БраунВ ряду самых ярких фигур в категории до 53,5 кг одно из самых заметных мест занимает Эл Браун — он же Панама Эл Браун или Эл из Панамы, как по-свойски величала его боксерская общественность. Это был фантастический по своим физическим качествам боксер, большой оригинал и скандальная личность. Своим сложением он походил на циркуль. Эл имел 180 см роста и при этом никогда не испытывал проблем с весом: тонкокостный, жилистый Браун недотягивал и до 52 кг, когда в 1923 году прикатил из Панамы в Нью-Йорк и появился в боксерском клубе. Позже заключил контракт с Дэвидом Люмянски.

Его встретили смешками и перемигиваниями, кто-то посоветовал тренеру, что, мол, это нелепое существо надо отвести в цирк, большие деньги там заработает. Но все разинули рты, когда Эл из Панамы вошел в ринг и после минуты тренировочного боя влепил своей знаменитой впоследствии правой удар такой силы, что пострадавшего долго приводили в чувство.

О Брауне стали говорить, как об очень умном боксере. Он изумительно просто и последовательно реализовывал свои природные данные. После боя все говорили, что это самый неудобный соперник, драться с ним — одно мучение. Несильными, точными ударами Браун добивался преимущества на длинной дистанции, войти же в ближний с ним бой удавалось немногим. В этой ситуации Браун уходил в глухую защиту, затем умело отходил и снова принимался бомбардировать джэбами.

Со временем о Брауне стали отзываться, как и об умном человеке и вне ринга, и это было так. Он много читал, в том числе и русскую литературу. Эл вообще свободно изъяснялся на нескольких языках. В ранге чемпиона мира Эл из Панамы пребывал в течение шести лет, за это время он провел 13 титульных боев, и всего два в США, точнее, в Нью-Йорке, где он обосновался. Он говорил, что бокс подарил ему замечательную возможность увидать мир, поэтому охотно соглашался отправиться как в соседнюю, так и в дальнюю страну. Он четыре раза приезжал в Канаду, три раза во Францию, выходил на ринги в Копенгагене, Валенсии, Милане, Манчестере, даже в Тунисе, где в последний раз сумел защитить титул чемпиона мира в бою с Янгом Пересом.
Он очень понравился парижанам, в их городе Эл Браун провел две успешные защиты титула осенью 1930 года и зимой 1931-го. Они величали его "виртуозом" и "черной жемчужиной", "великим продолжателем замечательных традиций в своем весе". Он окончательно покорил их, когда задержался в Париже и попросил гида, чтобы обстоятельно познакомиться с архитектурой великого города, музеями и лучшими театрами.

Он был молчуном, жил какой-то своей внутренней жизнью, по своим законам. Его склад характера иногда приводил окружающих в замешательство, а то и в нечто серьезное. В свой первый визит во Францию он провел с неким Жюлем Юмери пробный — перед титульным, бой. И хотя парижанин был на несколько килограммов тяжелее, Эл Браун нокаутировал его, к чему вовсе не стремился. Этот эпизод оставил в душе панамца тяжелый след. Когда же он спустя год снова появился в Париже, чтобы драться с Ником Бенсой за звание чемпиона мира, ему "для разогрева" снова подсунули Юмери. Зрителей собралось немало, Эл Браун вызывал интерес, а Юмери хорохорился, обещая реванш. Из всего этого вышел скандал. В голове чемпиона что-то щелкнуло и он, не дав более слабому сопернику возможности хоть раз попасть в себя, поостерегся и сам приложиться к Юмери. Возмущенные организаторы не выдали Брауну гонорар не только за этот бой, но и за бой с Бенсой, который, кстати, Эл — еще вчера их любимец, "черная жемчужина", убедительно выиграл по очкам.

Тогда же разразился и другой скандал. В развеселом, ко всему терпимом Париже Браун, видимо, расслабился и поведал журналистам о своих гомосексуальных наклонностях. На несколько месяцев он стал главным персонажем французских газет и журналов. Тут в общем-то пошумели, да и забыли. А вот когда Эл Браун вернулся в США, в страну тогда еще с крепкими пуританскими устоями, то он ощутил себя изгоем.

Из-за этого Эл из Панамы и титул потерял не на ринге. Национальная боксерская ассоциация дала ему в противники Бэби Касанову, но чемпион, еще не осознав в полной мере шаткость своего положения, наотрез отказался драться с мексиканцем. К тому же Браун не дал объяснение своему решению, что тоже помогло руководителям ассоциации быстренько дисквалифицировать его и лишить звания чемпиона мира. Люди из близкого окружения Брауна шепотом уверяли, что они догадываются о причине его неожиданного каприза: Бэби Касанова был неприятен панамцу и он не желал иметь с ним что-либо общего. Объяснение, конечно же, более чем странное, но вполне в духе экстравагантного Брауна.

Но и мексиканец не стал чемпионом мира. Его соперником в бою за вакантный титул стал пуэрториканец Сиксто Эскобар, обладатель мощного удара, что с одной, что с другой руки. В девятом раунде Бэби попал, да еще на встречном движении, под правый крюк Эскобара и рухнул на пол.

Браун и раньше не делал культа из своей профессии, его отношение к боксу было спокойным. Потеря высшего титула не стала для него трагедией, он тихо-мирно отошел в сторону. Но бои Эла давали хорошие сборы. И когда срок дисквалификации завершился, 32-летнему Брауну устроили матч за звание чемпиона мира. Но не с Эскобаром, поскольку новый чемпион мира пребывал на родине, где очень уж затянул праздник по случаю своей победы. Титула его не лишили, и Браун дрался с Янгом Пересом за так называемое временное звание чемпиона мира. Эл нокаутировал Переса в десятом раунде, и это стало его последним триумфом.

Матч Брауна с Балтасором Сангчилли состоялся в Валенсии, родном городе претендента. Церемония началась поздно вечером 31 декабря 1934 года, а последний раунд завершился за полночь, то есть в 1935-м. По очкам победу одержал Сангчилли, что, помимо всего прочего, дало ему в истории бокса место первого от Испании чемпиона мира. После этого Эл Браун не сделал и попытки вернуть чемпионский пояс, хотя выходил на ринг до 42 лет. Теперь он проводил нетрудные, но неплохо оплачиваемые бои, поскольку публика — с годами главным образом определенного типа, интересовалась его выступлениями. Он умер в Нью-Йорке и был погребен, согласно его завещанию, на родине.

Его победитель — Сангчилли — недолго восседал на троне. Он отправился в Нью-Йорк, где сверх всякой меры увлекся коммерческими боями. Это и стало его большой ошибкой. Несколько легких боев вызвали у чемпиона состояние эйфории. Первую защиту титула он провел с Тони Марино из Питтсбурга, боксером не выдающимся, но с твердым характером и сильным ударом. Уже в ранних раундах испанец имел большое преимущество, что окончательно притупило у Сангчинелли чувство опасности. Жестами и мимикой всякого рода движениями он стал подчеркивать беспомощность своего соперника, и доигрался! В 14-м раунде Тони, собрав остатки сил, нанес мощный удар в открытую челюсть Балтасара, что привело к глубокому нокауту.

Позднее Сангчинелли не смог подняться хотя бы до уровня претендента. Его счастливый соперник — Тони, потерял титул спустя два месяца, проиграв техническим нокаутом Сиксто Эскобару, который, наконец-то, вырвался из объятий ликующих соотечественников, вернулся в Нью-Йорк и занялся своим основным делом. Увы, дни Тони Марино были сочтены. По всей видимости, тяжелые бои не прошли для него бесследно, 25-летний боксер из Питтсбурга совершенно неожиданно скончался от кровоизлияния в мозг.

Его победитель — Сиксто Эскобар, оставался на плаву до 1939 года. Затем у него стали возникать большие проблемы с весом, что в конце концов заставило его расстаться с боксом. Его наследники — Джордж Пэк и Луи Салика, сменив друг друга на троне, в общей сложности продержались в ранге чемпионов мира всего два года.

Именно тогда в эту категорию пришел Мануэль Ортиз из Калифорнии, еще один великий и многолетний чемпион.