Никифоров Павел Васильевич

13 Апрель 2012. Категория: Легенды бокса

Никифоров Павел ВасильевичВыпрямившись во весь свой почти двухметровый рост, Василий Молоканов стоял на ринге и терпеливо ждал очередную жертву - Никифорова Павла. Четверых "желающих из публики" он уже довольно чувствительно отколотил и теперь тщетно пытался убедить еще кого-нибудь из присутствующих составить ему пару.

Это его выступление на специально организованном вечере должно было, по мысли Молоканова, пропагандировать бокс, однако все четверо побитых поспешно удалились, так и не выразив желания продолжить знакомство с "благородным искусством самозащиты".

В те времена и гиревики, и борцы, и легкоатлеты частенько надевали боксерские перчатки - экипировку боксера. Молоканов и сам был опытным легкоатлетом, участником Стокгольмской олимпиады 1912 г., но в последнее время увлекся боксом и при своем внушительном весе, незаурядной силе и длине рук был опасным противником.

Тщетно взывал он к собравшимся: желающих "приобщиться" к боксу больше не находилось. Молоканов подумал уже, что его работа по популяризации бокса на сегодня закончена, как вдруг на ринг выскочил легкоатлет Никифоров Павел Васильевич. Едва доходивший до плеча своему грозному сопернику, он выглядел подростком рядом с жилистым Молокановым.

— Василий Егорович, ты его только не покалечь, а то у нас завтра в эстафете бежать будет некому! — крикнул Молоканову кто-то из стоявших у ринга друзей Никифорова, всерьез обеспокоенный возможными последствиями его дебюта на ринге. Опасения, правда, оказались напрасными. Но хотя дебютант не получил тогда на ринге никаких повреждений, легкоатлет Никифоров был сражен насмерть, а вместо него появился фанатичный боксер...

Происходило все это в Москве на спортивной площадке Общества любителей лыжного спорта (ОЛЛС) в канун первой мировой войны. В те годы интерес к боксу в России заметно возрос. Едва теплившийся прежде где-то на самых задворках российского спорта, он благодаря бескорыстным усилиям горстки энтузиастов становился все более популярным. Состязания боксеров самого различного ранга начинали проводиться не только в Петербурге и Москве, но и в ряде провинциальных городов. Серьезным препятствием распространению этого вида спорта было почти полное отсутствие в дореволюционной России знающих тренеров: их в буквальном смысле можно было пересчитать по пальцам одной руки.

Никифорову поначалу везло. В Общество любителей лыжного спорта был приглашен один из лучших специалистов бокса того времени Аркадий Георгиевич Харлампиев, прошедший школу французского профессионального бокса. Но совсем недолго Павел был харлампиевским учеником. Уроки этого "профессора бокса" очень скоро прекратились. Тогда преподавать начал было один из первых учеников Харлампиева — уже знакомый нам Молоканов, но вскоре он был призван в армию и отправлен на фронт. Однако ни Никифоров, ни группа его товарищей не думали бросать полюбившийся им спорт. Они выбрали тот нелегкий, но единственно возможный путь, которым следовало большинство любителей бокса того времени: стали тренироваться самостоятельно по книгам, в основном иностранным.

Одной из самых ярких фигур на мировом ринге того времени был чемпион Европы Жорж Карпантье (фото Жоржа Карпантье), которого восторженные почитатели называли "Великолепный Жорж". Обладавший блестящей техникой, грозный и стремительный, он был изящен на боевом помосте, как солист балета,— недаром один из его эффектных приемов получил название "тур де вальс". Талантливый француз заслуженно был спортивным кумиром Европы. Не удивительно, что для начинающего боксера Павла Никифорова Карпантье стал образцом, заочным учителем. Вместе с товарищами Павел перевел книгу Карпантье, и она стала их "спортивной библией".

Всего через четыре месяца тренировок средневес Никифоров счел, что он уже достаточно искусен, и первый же свой бой решил провести против чемпиона России в полутяжелом весе Нура Алимова. В прошлом герой кулачных стенок, Алимов, выступавший под псевдонимом Кара-Малай (по-татарски — "Черный парень"), обладал ударом большой силы. Он без труда разбивал кулаком кирпич, положив его на два других, стоящих на ребре. Павла Никифорова это не смущало. Он был уверен, что легко, в стиле Карпантье, перемещаясь ногами по рингу, сможет избежать тяжелых ударов противника и переиграть его.

Но порхать по рингу а-ля Карпантье Никифорову не пришлось: пол был застелен мягким борцовским ковром, в котором вязли ноги. Павел старался нырять под тяжелые алимовские свинги, свистевшие над его головой, и поначалу это удавалось. После одного такого нырка, когда Никифоров был загнан в угол, произошел, вероятно, единственный в истории бокса случай: кулак Алимова, не попав в противника, угодил в голову стоявшего у самых канатов зрителя и нокаутировал его.

Увы, зрителем дело не ограничилось, настала очередь Никифорова. Во втором раунде Кара-Малай достал его мощным ударом справа. Выступавший в роли рефери футбольный судья отсчитывал секунды нокдауна, а рядом с ним стоял Алимов и предусмотрительно держал правую руку на замахе. По правилам тех лет отходить в угол ринга при нокдауне соперника было не обязательно, и едва Никифоров поднялся на ноги, как на него обрушился новый оглушающий удар. Еще дважды был сбит Павел и всякий раз упрямо вставал на ноги, но в конце концов ему пришлось признать себя побежденным. Восхищенный мужеством своего молодого противника, Алимов подхватил его на руки, расцеловал и назвал вторым чемпионом.

Павлу Никифорову, однако, досталось так сильно, что кое-кого это отпугнуло от бокса. Но только не его самого! Недаром говорят, что не победа, а именно поражение создает боксера. Он с еще большим упорством продолжал тренировки.

В той маленькой группке энтузиастов бокса, которая работала в ОЛЛС, Никифоров стал признанным лидером. Дело было не только в том, что он — средневес — являлся там абсолютно сильнейшим. Он постоянно искал новые и наиболее эффективные приемы боя и способы тренировок, ходил даже в балетный класс, чтобы укрепить мышцы ног и достигнуть максимальной подвижности на ринге.

Единственными источниками технических новинок в боксе в то время были американские, английские и французские пособия. Пользоваться ими было нелегко, причем языковый барьер являлся наиболее простым: материалы эти были не систематизированы и, как правило, адресованы профессиональным боксерам. Несмотря на это, смело заимствуя технико-тактические достижения прославленных зарубежных чемпионов, в первую очередь Карпантье, Никифоров сумел выработать свой стиль боя, ориентированный на собственные физические и психические данные. Левша, он боксировал тем не менее в левосторонней стойке, но корпус при этом значительно разворачивал влево, в положение, близкое к фронтальной стойке. Это позволяло ему эффективно использовать сильнейшую, левую, руку. Коронным приемом, который Никифоров называл "ловушкой", служил ему видоизмененный "шифт-понч" бывшего абсолютного чемпиона мира левши Роберта Фитцсиммонса: финт левой, финт правой с переходом в правую стойку и сокрушительный боковой удар левой в челюсть или солнечное сплетение. Стиль Никифорова принимали за образец и копировали все молодые боксеры общества. Никифоров первым в России начал привлекать молодежь к регулярным занятиям боксом. Он и сам в то время знал еще не много, но был готов щедро делиться с учениками всем, что уже было в его распоряжении. Павел Никифоров умел заинтересовать боксом способных парней, занимавшихся в ОЛЛС футболом, легкой атлетикой или проходивших там допризывную подготовку, и убедить их попробовать свои силы на ринге.

К очередному первенству России - 1916 г., которое впервые проводилось в Москве, а не в Петрограде, "олелесовцы" подошли хорошо подготовленными. У Никифорова был там всего один, но достаточно опасный соперник — бывший тяжелоатлет Александр Бессонов из конкурирующего с ОЛЛС спортобщества "Санитас". Никифоров уступил ему 2-й раунд и даже оказался в нокдауне, но выправил положение и уверенно победил, сумев отправить Бессонова в нокдаун в решающем, 4-м раунде. Не меньшим успехом Никифорова Павла Васильевича стало и то, что вместе с ним звание чемпиона получили четверо его учеников: Николаев, Петров, Егоров и Жибоедов, впоследствии заслуженный мастер спорта СССР. Именно в результате этого достижения ОЛЛС боксеры Москвы уверенно оттеснили на второе место лидировавших на всех предыдущих чемпионатах петроградцев. Чемпионат страны следующего года, проведенный уже в Петрограде, окончательно доказал, что в русском боксе действительно утвердился новый лидер - московское Общество любителей лыжного спорта. Никифоров и на этом чемпионате подтвердил свое звание сильнейшего в среднем весе и снова пожал руки своим ученикам, завоевавшим вместе с ним чемпионские жетоны.

Октябрь 1917 г. положил начало качественно новому этапу развития спорта в нашей стране, и в частности развитию бокса. Казалось, все было по-старому. На редких первых соревнованиях советского времени выступали те же спортсмены, что и до революции. Но именно в эти годы закладывались основы будущих успехов нашего бокса.

Созданный в 1918 г. Всевобуч организовал систему курсов инструкторов спорта и допризывной подготовки, которые сыграли значительную роль в развитии советского спорта. Если боксеров царской России даже в самые лучшие времена было считанное количество, то теперь сотни курсантов изучали бокс, как одну из обязательных спортивных дисциплин.

Перелистывая сегодня архивы школы, то и дело натыкаешься на исписанные листки скверной, словно оберточной бумаги: "Рапорт. На занятиях отсутствуют курсанты... Больны брюшным тифом... Больны инфлюэнцой..." Трудно даже понять, как эти полуголодные парни находили силы для спорта. А они занимались им азартно, с подлинным энтузиазмом.

Для того чтобы обеспечить курсы квалифицированными преподавателями, была организована Главная военная школа физического образования трудящихся. Комиссаром там стал П. В. Никифоров. Не удивительно, что Главная школа стала настоящим питомником боксеров первых лет Советской власти. Оттуда вышли Константин Градополов, А. Лебедев, М. Фомин, Александр Павлов, А. Илюшин, М. Петров, Г. Рождественский и другие спортсмены и тренеры.

Преподавал в школе один из сподвижников Никифорова В. Самойлов, но образцом для всех курсантов служила боевая манера комиссара. К этому времени Никифоров уже не находил противников в своем среднем весе и, как правило, боксировал с полутяжеловесами и тяжеловесами. До своего ухода с ринга он был бессменным неофициальным абсолютным чемпионом страны.

За восемь лет активных выступлений на ринге Никифоров потерпел всего два поражения: одно — в самом первом своем бою от Кара-Малая и второе — в самом последнем, когда после трехлетнего перерыва он попытался вернуться на ринг и скрестил перчатки со своим бывшим учеником К. Градополовым...

Уйдя с ринга, Никифоров отнюдь не покинул бокса, продолжал работать в качестве тренера и спортивного организатора, щедро делясь своим богатейшим опытом с молодежью.

Имя заслуженного мастера спорта, заслуженного тренера СССР по боксу Павла Васильевича Никифорова по заслугам стоит одним из первых в анналах истории советского бокса, и оно навсегда сохранится в нашей благодарной памяти.