Неповторимый Роберт Фитцсиммонс

16 Июнь 2012. Категория: Легенды бокса

Роберт ФитцсиммонсРефери начал счет:

— Раз! Два! Вставайте! Три! Вставайте, Майк! Вы что, заснули? Умерли? Четыре! Майк, не допустите такого позора! Пять! Вы слышите рев? Это публика призывает вас быть мужественным! Вставайте же! Шесть! Стыдитесь! У вас нет никакого самолюбия, вы ни к черту не годны! Семь! Может быть, вы собираетесь лежать здесь целую ночь, тогда я прикажу принести перину. Майк, хватит валяться! Восемь! Вы же мужчина, старина! Вы покроете себя позором. Эй, поднимайтесь и продолжайте бой! Девять! Даю вам последний шанс, Майк! Если вы не встанете...

— Вы мне надоели! Вдолбите в свою пустую башку, что я не хочу больше драться! — прохрипел Майк Морриси.

— Хорошо, Майк, — отвечал рефери. — Аут! Вы побиты. До свидания!

Таким достаточно живописным диалогом завершился бой могучего ирландца Питера Махера с американцем Майком Морриси. А в следующем бою Махер оспаривал у Роберта Фитцсиммонса звание чемпиона мира в среднем весе.

Это был едва ли не самый тяжелый поединок в жизни "неповторимого Фитца", как называли его друзья, которые, впрочем, и спасли на этот раз своего кумира. Дело было в Нью-Орлеане в 1892 году. Страшным ударом в первом же раунде ирландец бросил Фитцсиммонса на канаты. Чемпион мира еще не упал, но глаза его остекленели, колени подогнулись, и он стал медленно оседать на пол. В то же мгновение на ринг выскочил секундант чемпиона. Можно лишь подивиться проворству этого человека: на ходу он успел выхватить молоточек у секундометриста и ударить в гонг.Питер Махер

Растерявшийся секундометрист лишь махнул рукой. А секундант, ухватив Фитцсиммонса за плечи, притащил его в свой угол, поставил перед носом оглушенного боксера бутылку с нашатырным спиртом и принялся яростно массировать своего подопечного. Через минуту чемпион продолжил бой. Но теперь он был уже гораздо более осмотрительным. Благодаря умелой защите и точным ударам слева он так обработал Махера, что в двенадцатом раунде тому пришлось капитулировать.

Удар в первом раунде надолго запомнился Фитцсиммонсу. После этого он никогда, ни на секунду не терял бдительности в бою. А тяжелых и опасных боев выпало на его долю немало.

Роберт Фитцсиммонс родился в 1862 году в Англии. Когда отец его, мелкий чиновник, потерял службу, семья решила перебраться в Новую Зеландию. Однажды по поручению матери мальчик шел в соседний городок. На футбольном поле, расположенном у самой дороги, проходил матч. Роберт засмотрелся на игру, а когда к его ногам подкатился кем-то упущенный мяч, он прекрасным, как ему показалось, ударом отправил его прямо в ворота. Не успел мальчик горделиво осмотреться по сторонам, как один из игроков закатил ему здоровенную оплеуху. Двенадцатилетний Боб упал без чувств и пришел в себя лишь после того, как обе команды вылили на него несколько ведер воды. Он вернулся домой и получил там нахлобучку за опоздание. В этот день ему решительно не везло.

Но маленький Боб не прощал обид. На следующее утро он выпросил у кузнеца старый кожаный передник, разрезал его, набил опилками и сшил себе боксерские перчатки. Теперь все свободное время он проводил в поединках со сверстниками, готовясь отомстить негодяю, избившему его на футбольном поле. Случай представился через несколько лет во время любительского чемпионата Новой Зеландии. Правда, его давний обидчик выступал в тяжелом весе, а Фитцсиммонс, несмотря на свои 18 лет, весил всего 59 килограммов. Судьи уступили настойчивым просьбам и разрешили юноше драться с тяжеловесами. За один вечер Боб расправился с четырьмя здоровенными парнями, в том числе и с футболистом, а попутно выиграл звание абсолютного чемпиона страны.

К этому времени Фитцсиммонс был крепким мускулистым парнем, но обладавшим, правда, большим весом. Громадную силу и сноровку дала ему работа кузнеца. Приезжие менеджеры легко вскружили голову зеленому юнцу рассказами о баснословных гонорарах профессиональных бойцов. Боб подписал контракт и окончательно сменил молот на боксерские перчатки.

Фитцсиммонс был едва ли не первым боксером, придававшим очень большое значение регулярной тренировке и строгому режиму. Помимо занятий в перчатках, он по нескольку часов плавал и бегал кроссы, причем бегал так, что выигрывал на пари у легкоатлетов. Роберт долгие годы шлифовал и совершенствовал серии ударов. Рассказывают, что в расцвете сил он за двухчасовую тренировку разбивал полдюжины кожаных "груш".

В 29-летнем возрасте, уже имея за плечами солидный стаж, Фитцсиммонс бросил вызов первому чемпиону мира в среднем весе "несравненному" Джеку Демпси, тезке будущего абсолютного чемпиона мира. После всего лишь одного года занятий боксом Демпси, отличавшийся блистательной техникой, стал чемпионом мира. В январе 1891 года на ринге Нью-Орлеана Фитцсиммонс нокаутирует его в тринадцатом раунде. Но честолюбие нового чемпиона не удовлетворено. Он знает, что наиболее почетен титул абсолютного чемпиона, и в то же время видит, сколь уступают ему в классе все сильнейшие тяжеловесы мира. В 1895 году "неповторимый Фитц" добровольно отказывается от звания чемпиона мира среди средневесов, чтобы начать охоту за более крупной дичью. После нескольких побед над тяжеловесами он начинает переговоры об организации матча с абсолютным чемпионом мира Джеймсом Корбеттом.

Джеймс КорбеттНельзя сказать, что Корбетт отнесся легкомысленно к матчу с Фитцсиммонсом (смотреть бой Джеймс Корбетт — Роберт Фитцсиммонс. Он тщательно готовился, строго соблюдал режим. К тому же чемпион был моложе, тяжелее и выше претендента (Корбетт — 32 года, 82 кг, 185 см; Фитцсиммонс — 36 лет, 76 кг, 179 см). С самого начала, как и предполагалось, хозяином на ринге был Корбетт. Он уверенно набирает очки, нанося жестокие удары с обеих рук. В шестом раунде Фитцсиммонс падает. Подняться он смог лишь благодаря колоссальному мужеству и стойкости. Избиение продолжалось еще семь раундов. Но в четырнадцатом случилось нечто невероятное. Фитцсиммонс со страшной силой бьет слева в солнечное сплетение и тут же справа в челюсть. Корбетт нокаутирован. Этот чрезвычайно эффективный двойной удар Фитцсиммонс тщательно отработал на тренировках и в течение тринадцати раундов ждал подходящего момента, чтобы пустить ого в дело. Случай представился, к счастью, не слишком поздно. На этом неприятности Корбетта не кончились. Его отец, с которым, правда, чемпион накануне крепко рассорился, поставил на победу сына все свое состояние. Разоренный одним ударом, Корбетт-старший убил свою жену и застрелился сам.

Но и Фитцсиммонс не долго царствовал среди тяжеловесов. В 1899 году состоялся его поединок с 24-летним жестянщиком Джеймсом Джеффрисом. Вот как описывает эту встречу сам Фитцсиммонс.

"Первый раунд. Я иду на Джеффриса. Он пытается пробить мою защиту, но я играл слишком большую игру, чтобы пренебрегать осторожностью. Я отступаю. Джеффрис следует за мной, сильно бьет слева, потом идет в клинч, наваливаясь на мои плечи всем своим стокилограммовым телом. Так он старался делать в течение всего боя. Я бью и отскакиваю в сторону. Он пытается ответить, но не достает. Джеффрис приближается, я бью в голову и тут же наношу два удара в ухо и нос.

Второй раунд. Я бью слева, он пытается повиснуть на мне, но рефери нас разводит. Я бью в челюсть, он отвечает и идет в клинч, стараясь оторвать меня от земли и отбросить. Тут же я получаю удар справа и сажусь на пол, но сразу поднимаюсь и атакую до конца раунда.

Третий раунд. Я абсолютно убежден, что между вторым и третьим раундами в минеральную воду, которую мне давали пить, была брошена какая-то мерзость. С этого момента я совершенно перестаю сознавать окружающее. Я вижу перед собой большую курчавую голову, которая, как мне кажется, украшена ветвистыми черными рогами. Все остальное — белого цвета.

Вернувшись после этого раунда в свой угол, я едва не заснул. Секунданты старались привести меня в чувство, приговаривая, что предстоит продолжать бой. "Я боксирую? Откуда вы взяли, что я боксирую?" — отвечал я.

С конца третьего раунда и вплоть до нокаута я совершенно не имел представления о том, что происходит вокруг. Помню только, что в конце какого-то раунда, кажется десятого, я хотел улечься на полу и уснуть. Один из секундантов кричал мне: "Вставайте, Боб! Полиция собирается остановить бой". Я поднялся, и полиция не стала вмешиваться. В начале одиннадцатого раунда секундант вытолкнул меня на ринг. Я вышел на середину и почувствовал, что меня бьют в шею и плечо. Во мне заговорил инстинкт боксера, и я машинально ответил. Но, в конце концов, мои руки опустились, глаза закрылись, я был в полном забытьи. Рассказывают, что, увидав это, Джеффрис пригнулся и ударил меня справа и слева в челюсть. Я упал и не захотел подняться".

Так Фитцсиммонс потерял почетнейший из титулов в профессиональном боксе. Но он не захотел смириться с неудачей. Благодаря строгому режиму и систематическим тренировкам экс-чемпион вопреки своему более чем солидному возрасту был в отличной форме. В 1902 году, когда ему было уже 40 лет, Фитцсиммонс попытался отнять титул у Джеффриса. Увы, попытка окончилась неудачей. Оставался еще один шанс — полутяжелый вес. Ведь "неповторимый" Роберт Фитцсиммонс никогда не весил более 77 килограммов.

На следующий год он проводит блестящий бой с чемпионом мира среди полутяжеловесов Джорджем Гардинером и побеждает по очкам в двадцати раундах. Правда, через два года новый чемпион был нокаутирован в 13-м раунде ирландцем Джеком О’Брайеном. Но бокс Фитцсиммонс не бросил. В 46-летнем возрасте он умудрился нокаутировать одного из сильнейших боксеров мира Джима Поля. Это был последний бой великого чемпиона.

Несмотря на постоянное превосходство своих противников в весе, росте и возрасте, Фитцсиммонс сокрушал их с помощью виртуозной техники и тонкой тактики. Он сумел так развить свой удар, что всегда считался одним из самых грозных нокаутеров мира. Если учесть также, что с сильнейшими мастерами всех континентов он встречался в течение 27 лет и имел всего семь поражений, если вспомнить, что Фитцсиммонс разработал несколько эффективнейших комбинаций, вошедших в арсенал всех мастеров ринга, первым понял громадное значение расслабления мышц во время боя, доказал важность соблюдения режима, больших тренировочных нагрузок и психологической подготовки, то перед нами вырисовывается фигура подлинно великого боксера.