Марсель Сердан-младший

16 Июль 2013. Категория: Легенды бокса

Марсель Сердан-младшийРассказ пойдет о юноше, которого выставили напоказ перед любопытной публикой. Имя и фамилия нашего героя те же, что у его отца Марселя Сердана, чемпиона мира 1948 года в среднем весе, героя послевоенных лет. Первого апреля 1960 года в редакции парижских газет поступили пакеты с фотографиями; под одной из них стояла длинная подпись: "Марселю Сердану, который тренируется восемь месяцев, 4 апреля 1960 года исполняется 16 лет и два месяца. В этот день он впервые поднимется на ринг зала Ваграм, надеясь завоевать корону отца, трагически погибшего в зените славы более десяти лет назад.

Этот юноша переживает самое необычное приключение — ему предстоит продолжить незаконченную судьбу отца. Марсель Сердан-младший сфотографирован во время тренировки в зале Филиппи".

Так за четыре дня до того, как Марсель поднялся на ринг, начинается это "самое необычное приключение". Мог ли этот мальчик, брошенный на съедение публике при свете прожекторов, разрекламированный так, как не рекламировали подвиги самых известных олимпийцев, честно пройти свой путь? Это было невозможно. Наверное, сначала следует спросить, какие причины толкнули сына Сердана к занятию боксом. До катастрофы на Азорских островах в октябре 1949 года часто писали, что Сердан говорил о будущем своих трех сыновей: "Они никогда не будут заниматься боксом. Я могу обеспечить им образование. Хотел бы, чтобы они стали врачами или адвокатами".

После гибели отца нюх организаторов матчей привел их в Касабланку, к сыну Марселя. Они знали, что он живет в достатке, не нуждаясь в деньгах, не голодает, словом, находится вне тех социальных условий, которые толкают ребят из бедных семей в профессиональный бокс. Жестокие испытания ринга не для сыновей обеспеченных родителей. Не ищите чемпионов-профессионалов из этой среды. Их нет.

Филипп Филиппи это отлично понимал, когда приехал в Касабланку к матери мальчика, Маринетт Сердан. Тем не менее, он получил разрешение взяться за спортивную карьеру ее сына Марселя. У него был точно рассчитанный план.

Все идет "нормально" до матча за звание чемпиона Парижа среди любителей, где Марсель Сердан встретился с Джеки Вандриешем, боксером среднего класса, который тем не менее его нокаутировал. Это поражение объяснили болезнью Сердана. Но в таком случае либо врач, либо Филиппи должны были вмешаться и отменить бой.

О смутьяне Вандриеше больше никогда говорить не будут, и в "операции Сердан" еще долго не будет никаких "происшествий".

12 декабря 1964 года в Нейи Сердан проводит первый профессиональный бой с Алексисом Шейда из Ле-Мана. И побеждает.

Теперь любой повод служит основанием для целой кампании в печати. Сам юноша не перестает повторять: "Я знаю, что буду чемпионом мира". Ни один спортсмен Франции, даже достигнув вершины, не имел такой мощной, такой непрерывной рекламы.

Сердан научился боксировать. Его техника покоряет. Однако в ней отсутствует столь важный в боксе фундамент, как хорошая физическая подготовка. Его полнота удивляет. Считают, что он хорош в течение пяти раундов, затем несобран и весьма уязвим.

Окружение Сердана делает все необходимое, чтобы противники его не представляли собой серьезной угрозы. Следят за двумя условиями: решимостью соперника и ролью судьи. В этом нет ничего нового. Подходящий судья — залог безопасности.

В книге "Серданы" я рассказал, как заплатили Андре Леги за то, чтобы Сердан победил его в 1965 году в Лиможе. И привел свидетельство Леги.

Филипп Филиппи был задет этим разоблачением. Через третьих лиц мне пригрозили судом. Без последствий — понятно почему. Сильное давление оказали и на Леги. К нему приходил его бывший менеджер Анри Ле Жанну. Боксеру также угрожали процессом. Но затеять его дельцы не могли: слишком много было у них самых разных прегрешений.

Итак, карьера Сердана-младшего "продается хорошо". Жильбер Бенаим и Шарли Микаэлис устраивают матч в Париже: Сердан — Нолле. Один из самых дорогих матчей в истории бокса — по три с половиной миллиона франков каждому боксеру.

Фернан Нолле — брат слепого Тео. Накануне Матча о нем писали: "Женат, отец четырех детей, по характеру тихий и спокойный человек. У него 15 лет профессиональной карьеры позади, и он неплохо обеспечил свою жизнь, хотя не сумел достичь вершин и набить золотом карманы".

Грязная сделка. Говорят, что Фернан Нолле "выигрывает менее чем за 25 минут чистыми сумму, превышающую его двухгодичную зарплату" кладовщика универсального магазина. Нолле, подопечный Жана Бретоннеля, никогда не бросал свою работу. Но он не боксировал уже десять месяцев.

В этом и заключается один из аморальных аспектов "операции Сердан". С первого удара кулаком — и даже до того — из Марселя-младшего сделали настоящего профессионала, посвятившего все свое время боксу, хотя выступал он как любитель. Рене Фромон, противник Сердана в 1967 году в Руане, с некоторой долей неприязни объяснил: "Сердан никогда не встречался с настоящими профессионалами. Мы все трудимся. Я докер, у меня трудная работа. В спортивный зал я прихожу, оставив часть своих сил на работе. Сердан, напротив, профессионал с 15 лет, он только и делает, что тренируется...".

Стало быть, с благословения Бретоннеля на ринг вызывают Фернана Нолле, не боксировавшего почти год.
Ему спешно устраивают в Тарбе бой — "возвращение на ринг" — и подставляют боксеру Сердану во Дворце спорта в центральном матче вечера.

На следующий день печать сообщает о встрече между уставшим ветераном и оберегаемым Серданом под такими заголовками: "Атмосфера бунта на 15-й победе Марселя Сердана" или "Сердан подает надежды, но его маскируют под чемпиона".

Жорж Карпантье комментирует бой в заслуженно суровых выражениях: "Увидев его, можно задать себе вопрос: достаточно ли быть подающим надежды и симпатичным парнем, каким является Марсель Сердан-младший, чтобы удостоиться судьбы чемпиона?" И добавляет: "Самое меньшее, что можно сказать, — матч был неудачен с коммерческой точки зрения и не сослужил полезной службы боксу".

Но "операция" продолжается. Организуются матчи с бывшими боксерами или теми, кто заканчивает свою карьеру, такими, как Павилла, Фернандес (33 года), Ди Мартино (33 года); видимость боя с пуэрториканцем Пабло Лопесом, нокаутированным через 5 минут 10 секунд, что вызвало возмущение публики. После этой встречи недовольный Филипп Филиппи, театрально повышая голос, разглагольствует в раздевалке перед журналистами: "Лопес дважды стоял во главе афиши в зале Мэдисон в Нью-Йорке. И не имел ни одного нокаута". На следующий день газеты сообщают: путь Лопеса в боксе был очень непродолжительным, и, тем не менее, Лопес уже дважды был нокаутирован...

Сердан-младший участвует в боях с Галлуа и Лопополо, в которых он выглядит по-настоящему хорошо. Плохо, однако, то, что неизвестно, где кончается коммерческая "операция" и где начинается спорт. Затем — Соединенные Штаты и поражение от непритязательного Падуано. А раньше — несколько тяжелых боев, в том числе в Руане 8 июня 1967 года с докером Рене Фромоном. В тот вечер в руанском цирке Сердан спасен от поражения арбитром, господином Маско, который дисквалифицирует Фромона на восьмом раунде.

Марсель Сердан-младший - Донато Падуано

Надо послушать, как докер вспоминает о своей неудаче:

— Сопротивление Сердана кончилось в пятом раунде.

Он начал крутиться по рингу, избегая сближения. И казался совершенно обессиленным в шестом и седьмом. Я попал ему в бровь. Победа была у меня на кончиках пальцев. В восьмом раунде мы столкнулись головами и получили травмы. Но он выше меня и, следовательно, в большей мере виноват в случившемся. А дисквалифицировали меня. Это решение возмутило меня и заставило задуматься над ролью арбитров в карьере Сердана. Впрочем, ими всегда были те же господа Маско и Гондре.

В Руане Филиппи отозвал господина Маско к себе в угол, затем судья вернулся в центр ринга и заявил о моей дисквалификации. Все это не очень красиво!

Фромон с удовлетворением добавил, что Сердан подошел к нему и почти извинился: "Фромон, сегодня вечером выиграть должен был ты, ты был сильнее". Слабое утешение.

В руанском цирке матч шел нормально... иначе говоря, его результат подделали по-другому. В итоге на пути к матчу за звание чемпиона мира перед Марселем Серданом-младшим возникает серьезное препятствие: взлет здорового, мощного, непобедимого Роже Менетрея.

Филиппи и Сердан понимают, что эту партию они не смогут сыграть по правилам. Время от времени они повторяют: "Мы побьем и Менетрея", но это скорее лай из подворотни. И Французская федерация, опасаясь скандала, не позволяет Сердану обойти Менетрея. Тогда Сердан-младший вновь встречается с Галлуа в бою за скромное звание чемпиона страны и терпит поражение. 4 декабря 1972 года предполагавшийся триумф оборачивается отказом от продолжения карьеры.

Разбитый, потерявший сознание под ударами, но спасенный арбитром, который позволил ему висеть на противнике и выиграть время, Марсель Сердан под шиканье изменчивой и безжалостной толпы возвращается в раздевалку, где долго плачет... в объятиях Жана Бретоннеля.

Он никогда не будет чемпионом. Ни мира, ни Европы, ни Франции, ни Парижа. Отчаяние Сердана-младшего в тот вечер могло взволновать лишь тех, кто забыл о Тео Нолле, Рэе Фамешоне, Лоране Дотюиле и стольких других униженных и раздавленных чемпионах.

30 января 1973 года объявили об уходе Сердана с ринга, а какое-то время спустя становится известно, что Жильбер Бенаим помог ему купить игорный дом в Дижоне. Что сказать? Марсель Сердан-отец бесстрашно дрался 15 лет, чтобы его сыновья "стали врачами или адвокатами...". Он никак не мог предвидеть, что организатор матчей Бенаим и менеджер Филиппи окажутся исполнителями его завещания и осмелятся повести одного из его сыновей по дороге бесчестья...

Ролан Пассеван