Ласло Папп

24 Май 2012. Категория: Легенды бокса

Биография Ласло ПаппаЭто была полная иллюзия ожившего кадра из знакомого кинофильма. В одном шаге от меня, словно сойдя с экрана тех самых "Тяжелых перчаток", которыми переболели все мальчишки пятидесятых годов, в мягкой распахнутой у ворота рубашке стоял Ласло Папп (Laszlo Papp).

Стоял и спокойно потягивал лимонный сок. Время ничуть не изменило его. Все та же чуть франтоватая полоска усов, свежее, без единой морщинки лицо, сухая легкая фигура, спокойный взгляд черных цыганских глаз.

"Чемпионы не возвращаются" — это правило, почти не знающее исключений, знакомо каждому профессиональному боксеру. Чемпиона, рискнувшего вернуть себе утраченный титул, обычно ожидает разочарование. В любительском боксе этот неписаный закон подтверждается с еще большей очевидностью. Статистика говорит, что олимпийским чемпионам вообще не удается дважды добиваться почетного звания.

Лишь англичанин Гарри Мэллин сумел на Играх 1920 и 1924 годов выиграть золотые олимпийские медали. Казалось, это исключение должно было лишь подтвердить общее правило.

Но спустя два десятилетия после спортивного подвига Мэллина нашелся боксер, который, несмотря на возросшую с годами конкуренцию, сумел не только повторить, но и превзойти успех выдающегося британского мастера. Это был Ласло Папп. В 1948 году на Олимпиаде в Лондоне, нокаутировав трех противников и победив по очкам в финале лучшего боксера английской команды Джона Райта, Папп получил свою первую золотую медаль в среднем весе. Вторая досталась ему через четыре года в Хельсинки. Но самое трудное испытание ожидало венгерского боксера в 1956 году в Мельбурне. После напряженного поединка Папп взял верх над знаменитым поляком Збигневом Петшиковским, которому проиграл за три месяца до Олимпиады, и в финале — над американцем Джо Торресом, ставшим впоследствии чемпионом мира среди профессионалов.

Три золотые олимпийские медали — это спортивный подвиг, который до Ласло Паппа не удавалось совершить никому. Он приобрел славу лучшего боксера-любителя всех времен.

Ласло Паппа не отличали какие-то сверхъестественные физические данные. Наоборот, он невысок ростом (167 см), несколько медлителен. До занятий боксом Папп был слаб и тщедушен. Но упорной тренировкой боксер сумел выработать колоссальную выносливость, быстроту, отличную реакцию, исключительно сильный, резкий и точный удар, в совершенстве обладал всем арсеналом защитных приемов.

Достаточно сказать, что за первые три года своей спортивной карьеры, которую он начал в 18-летнем возрасте, Папп выиграл 51 бой, из них 47 нокаутом, а проиграл всего один раз. Всего же Папп провел около 300 боев, большинство из которых он выиграл нокаутом. Особенно опасались соперники его грозных хуков. "У этого парня динамит в каждом кулаке", — мрачно сказал Торрес после мельбурнского финала.

На экранах многих стран шел фильм, не скажу лучший, — скорее, наиболее запомнившийся из венгерских фильмов тех лет. "Тяжелые перчатки" — не хроника побед популярного боксера. Это больше рассказ о том, как тяжело побеждать в борьбе с волевыми, умными, опытными бойцами, которые и сами не лыком шиты и имеют за плечами немало славных триумфов. Это рассказ о том, как больно падать с самой вершины победного пьедестала, терять друзей и веру в себя, а потом все это обретать вновь не снисхождением ветреной фортуны, но собственной целеустремленностью и упорством. В главной роли снимался сам Ласло Папп.

Он настолько вошел в эту новую свою роль, что играл после этого... нет, не на сцене, на футбольном поле, но зато за сборную венгерских киноактеров. Казалось, талантливого дебютанта ждут новые ленты. Но нет, впереди была другая роль.

Неожиданно для всех Ласло Папп стал профессиональным боксером. Первым боксером социалистической страны, выступавшим на профессиональном ринге. Это казалось непонятным, странным, пожалуй, подозрительным. Уж не решил ли и Папп пойти неверным путем Пушкаша и Кочиша, променявших родину и свой спортивный талант на звонкую монету ловких менеджеров? Нет, Папп в Вене, Барселоне, Копенгагене, возвращается в Будапешт, снова едет в Вену. Выигрывает звание чемпиона Европы среди профессионалов, опять возвращается в Будапешт, готовится к бою за звание чемпиона мира. И вдруг его имя перестает появляться на страницах зарубежных газет. Ласло Папп оставляет ринг.

Ясно, что вопросов накопилось много. И когда я увидел Ласло Паппа у буфетной стойки будапештского клуба "Гонвед", рука сама потянулась за блокнотом.

— Итак, кто вы, Ласло Папп?

— Тренер будапештского армейского клуба "Гонвед".

— Почему вы стали профессионалом?

— Это вопрос не из легких. Не сочтите за нескромность,— отвечает он,— но после трех олимпийских побед у меня не оказалось сильных соперников, в регулярных встречах с которыми я мог бы совершенствовать свое мастерство. Без частых поединков с сильными противниками я неизбежно был бы обречен на снижение класса. А как раз после моей последней Олимпиады в Мельбурне я почувствовал, что мое мастерство значительно выросло. Очень хотелось совершенствовать его и дальше. Сделать это можно было лишь на профессиональном ринге, где было немало блестящих бойцом. К тому же хотелось доказать, что боксер любитель из социалистической страны может побеждать прославленных профессионалов.

Ласло Папп в перерыве между раундамиЛасло Папп провел 29 боев с профессионалами, одержал 27 побед, а два боя окончились вничью. Сенсационной оказалась победа Паппа над сильнейшим американским боксером "Тигром" Джонсом. Она позволила ему вступить в борьбу за звание чемпиона Европы. Папп послал вызов датчанину Христу Христенсену, владевшему званием чемпиона континента в среднем весе. После седьмого раунда Христенсен отказался продолжать поединок. Говорят, что защитить чемпионский титул труднее, чем его завоевать. Но Папп успешно защищал звание чемпиона Европы, в боях с сильнейшими средневесами континента — Христенсеном, испанцем Фолледо, немцем Мюллером. Впереди была встреча с чемпионом мира итальянцем Джиарделло, и шансы Паппа расценивались в ней очень высоко. Но Ласло устал от бесконечных разъездов, ему опротивела возня дельцов, греющих руки на профессиональном боксе. Он решил уйти...

— Профессиональный бокс — это бизнес, — рассказывает Ласло Папп, — причем бизнес далеко не всегда чистый, особенно в Америке. Скандалы, связанные с махинациями вокруг профессионального бокса, — там обычное явление. Впрочем, бизнес — это не только профессиональный бокс, но и профессиональный футбол, велосипед или тем более кетч. Там, где можно легко заработать неплохие деньги, находятся дельцы, не считающиеся со средствами ради собственного обогащения. Профессиональных боксеров же не следует судить слишком сурово. Бой на ринге для них та же работа, что и для слесаря труд у верстака. Только работа эта гораздо тяжелее и опаснее, чем у того же слесаря. Деньги, которые зарабатывают профессионалы, — очень трудные деньги, даже у известных чемпионов, гонорары которых во много раз выше, чем у рядовых боксеров. Многим к тому же приходится рисковать, участвуя в махинациях, предусмотренных уголовным кодексом. Что касается меня, то я с самого начала решительно держался в стороне от всякого рода дельцов, поскольку для меня честь и престиж моей родины превыше всего.

— Велика ли разница в классе профессиональных боксеров и боксеров-любителей?

— Лучшие боксеры-любители более техничны, подвижны и быстры, чем профессионалы. Но зато профессионалы более выносливы, обладают более сильным ударом и, как говорят, лучше держат удар. Это не удивительно, поскольку любители готовятся к трехраундовым поединкам, а профессионалы проводят специальную тренировку, рассчитанную на бой в 15 раундов.

Но из хорошего любителя при серьезной тренировке всегда выйдет сильный профессионал. За примерами далеко ходить не придется — Кассиус Клей и Флойд Паттерсон были названы в 1960 и в 1952 годах лучшими боксерами олимпийских турниров, а вскоре стали абсолютными чемпионами мира. И у того и у другого путь от олимпийской медали до титула чемпиона мира занял всего четыре года. Немало было и других олимпийских чемпионов, которые впоследствии добились звания чемпионов мира. Например, аргентинец Паскуаль Перес, получивший золотую медаль в наилегчайшем весе в 1948 году одновременно со мной.

— Всю свою жизнь вы отдали боксу. У вас было много удач, но были и неприятности. Не вызвали ли они у вас антипатии к боксу?

— Нет, конечно. Бокс — трудный вид спорта, пожалуй, даже опасный. Но он развивает прекрасные качества — благородство, мужество, самообладание.

— Вы хотите, чтобы ваш сын стал боксером?

— Он уже тренируется. Не знаю, что получится из моего Лаци — ему сейчас всего двенадцать лет. Но уверен, что пользу эти занятия принесут огромную. Да и вообще, будь моя воля, я бы ввел во всех школах обязательные уроки бокса. Конечно, далеко не каждый из этих мальчиков станет боксером, так же как не становится пловцом или велосипедистом всякий научившийся плавать или ездить на велосипеде.

— Сейчас вы работаете тренером. Чему вы учите боксеров в первую очередь?

— Умению защищаться. Я считаю, что лучше один раз ударить и не пропустить удар, чем десять раз ударить и пропустить два удара. В горячке боя боксеры очень часто забывают о защите и думают только о том, как бы посильнее ударить. В результате мы становимся свидетелями плохого, неэстетичного бокса. Поэтому у нас часто говорят о боксе — драка, а надо чаще вспоминать старинную формулировку, которая гласит: бокс — это благородное искусство самозащиты.

— А вам самому приходилось когда-нибудь драться не на ринге?

— Ни разу в жизни, после того как я стал боксером. Никогда! Поэтому меня очень огорчали съемки сцены драки в ресторане в "Тяжелых перчатках". Вообще должен сказать, что съемки дались мне очень и очень нелегко. Настолько нелегко, что я потом отказался от довольно заманчивых предложений.

— Расскажите о самом трудном времени в вашей жизни.

— Это было тогда, когда мне пришлось расстаться с боксом. Я понимаю, что для всякого боксера уход с ринга — это драма. Но обычно это случается, когда боксер болен или терпит много поражений. У меня было иначе. Несмотря на свои 38 лет, я был в исключительно хорошей форме. Впереди был бой за знание чемпиона мира в среднем весе с итальянцем Джо Джиорделло. Я был на редкость хорошо подготовлен, а Джиорделло по своему стилю очень удобный для меня соперник. Но переговоры затянулись, и я ушел.

— Сколько боев вы провели на любительском ринге? Какой бой считаете самым трудным для себя?

— Около трехсот, восемь из них проиграл, правда большинство поражений приходится на начало моей боксерской карьеры. Выигрывали у меня мои соотечественники Будаи и Лани, чехословацкие боксеры Шкрудлик и дважды Торма, поляк Петшиковский и ваши боксеры Евгений Огуренков в 1946 году и Борис Тишин в 1953-м. Самым трудным считаю второй бой с Юлиусом Тормой, боксером высшего класса, по-моему, лучшим боксером-любителем всех времен. Но это поражение меня многому научило, и в третьей встрече я взял реванш.

— Кого вы считаете лучшим советским боксером?

Владимира Енгибаряна. Несмотря на то, что он всего один раз был олимпийским чемпионом, Енгибарян для меня остается эталоном боксерского таланта. У вас немало и других мастеров экстра-класса. Особенно импонируют мне из старшего поколения Альгирдас Шоцикас, Геннадий Шатков и Валерий Попенченко.

С. Шенкман