Хосе Мануэль Ибар "Уртайн"

10 Июль 2013. Категория: Легенды бокса

Хосе Мануэль Ибар "Уртайн"Искусственная звезда — порождение владельца гостиницы из Сан-Себастьяна и Жана Бретоннеля, которые искали и нашли хорошего тяжеловеса по имени Хосе Мануэль Ибара, прозванного Уртайном, крепкого парня (1 метр 80 сантиметров ростом и 92 килограмма весом), который способен вызвать интерес публики.

22 декабря 1968 года Хосе Мануэля Уртайна представляют в зале Элизе-Монмартр и сообщают, что он прославился в национальном спорте басков — поднятии тяжестей (речь идет о многократном подъеме камней весом от 50 до 100 килограммов). Говорили, что в своей баскской деревушке Уртайн (ее название Хосе-Мануэль Ибар взял в качестве псевдонима) он был чемпионом.

Жан Бретоннель делает максимум возможного, чтобы пресса заговорила о баске, поднимающем камни, как о будущем чемпионе по боксу. Как будто можно превратить свинец в золото! Ведь мускулы 25-летнего Хосе способны только к испытаниям в силе.

Но какое это имеет значение! Печать объявляет об "операции" 4 февраля 1969 года. Взгляните на заголовки парижских газет за этот день.

"Экип": "Уртайн — уже аттракцион, но еще не боксер". "Пари-жур": "Обеликс" Уртайн должен всему учиться". "Паризьен либере": "Четыре встречи — четыре победы, три минуты сорок семь секунд боя — вот профессиональная карьера потрясающего Хосе-Мануэля Уртайна". И "Паризьен" сообщает, что знаменитый Уртайн выступит 17 марта во втором бою. Товар предложен. Новичок Уртайн получает вторую роль во Дворце спорта. "Новый Паолино"... "аттракцион"... "Обеликс"... потрясающий... знаменитый... Реклама не подкачала. Этого достаточно, чтобы привлечь внимание толпы к камненосцу.Хосе Мануэль "Уртайн" и его партнер

Уртайн выступает не так уж блестяще даже в боях с "бывшими" сорокалетними боксерами, такими, как бельгиец Фредди Юбер (43 года и 112 килограммов), поверженный за 87 секунд.

Но волна Уртайна сметает все на своем пути. Противники становятся в очередь за нокаутом, от которого не больно. Весьма ценное преимущество!

Богатейший господин Лизаразу, владелец нескольких дворцов в Сан-Себастьяне, и красавец тренер Мигель Альмазор становятся покровителями и защитниками интересов феноменального спортсмена. "Экип" высказывает любопытное суждение: "В данном случае мы далеки от обычной среды американского бизнеса на боксе, и это очень приятно". Приятно ли будет потом?

Следующее сообщение свидетельствует о новом образе жизни, навязанном молодому человеку, всего девять месяцев тому назад расставшемуся с деревней.

"Во время поездок по Парижу Уртайна сопровождает телохранитель. Этот охранник из басков по имени Этчеверриа одновременно шофер огромного "мерседеса", на котором Хосе-Мануэль приезжает из Сан-Себастьяна".

Уртайн не только бьет рекорд сборов в Элизе-Монмартр, он собирает на свои бои всю Испанию. 18 марта 1969 года около 20 тысяч зрителей присутствуют на аренах Валенсии, где менее чем за три раунда баск уничтожает нигерийца "Торопыгу" Мунчо.

Рассказывают, что это было важное испытание. Теперь без колебаний добавляют: "Уртайн — то же самое, что Эль Кордобес" (Эль Кордобес — знаменитый испанский тореадор), имея в виду популярность нового героя у испанской публики. Он представляет собой золотое дно, вокруг которого не затихает борьба. В начале сентября 1969 года Мигеля Альмазора выживает другой испанский менеджер, Ренцо Касадеи. Вот вам и "приятное" окружение.

"Тронная речь" нового покровителя заслуживает внимания.

— Я не хочу ничего знать о прошлом Хосе-Мануэля — как его тренировали, с какими противниками он встречался и какую репутацию ему создали. Для меня он просто еще один боксер среди тех, кем я руковожу.

Следовательно, Уртайн, которого я считаю начинающим, должен подчиняться общим правилам и работать с душой и самоотречением. Мы будем проводить тренировочные занятия со спарринг-партнерами его уровня в Мадриде и в местечке недалеко от Сан-Себастьяна. Считаю, что он способен через несколько месяцев полностью раскрыть свои возможности и благодаря хорошему удару заставить признать себя в Европе. Вероятность встречи с Бонавена, о которой сообщили преждевременно, совершенно исключена. Такой бой равносилен сумасшествию. Если говорить серьезно, возвращение Уртайна на ринг произойдет за границей — во Франции, Италии, Англии или в Соединенных Штатах, еще не знаю точно где, и в тот момент, когда я сочту нужным. Период матчей с легкими противниками в атмосфере, полной страстей, кончился. Я буду направлять Уртайна к другой цели: завоеванию уважения широкой публики.

Что же означает перевод "Обеликса" Уртайна на запасный путь? Искренне ли это?

Уртайн-камненосец3 апреля 1970 года в "Паризьен либере" появляется статья под заголовком "Хосе-Мануэль Уртайн похож на Примо Карнеру". В ней слышатся отголоски столкновения интересов вокруг бывшего камненосца. Автор статьи Энди Диксон, сын бывшего парижского организатора матчей Джефа Диксона, сотрудник и друг Жильбера Бенаима и Шарли Микаэлиса, неожиданно пытается развеять миф об Уртайне. Судите сами:

"Операция Уртайн" — одна из тех, к счастью редких, историй, которые бросают тень на честь профессионального бокса. Действительно, все французские спортивные журналисты хорошо знают, что "карьера" Хосе-Мануэля Уртайна была полностью сфабрикована. В списке его боев — молниеносные победы над противниками, которых достаточно было толкнуть, чтобы они упали.

Некоторые признались, что им "заранее заплатили за поражение", в то время как другие, и в их числе западногерманский чемпион Лемке, сообщили, что они отказались встречаться с Уртайном, потому что им предложили крупные суммы за согласие получить нокаут в два или три раунда".

Сообщение Лемке не лишено интереса, так как телеграмма агентства печати, отправленная из Валенсии 15 марта 1969 года, уточняла: "Немца Бургхарда Лемке (ФРГ), которому федерация не разрешила участвовать в бою, заменит Мунчо".

Значит, Мунчо заменил отказавшегося проиграть Лемке (вот настоящая причина его отказа) и согласился с условиями, продиктованными немцу. Ох, и неспроста эта игра в поддавки! Но продолжим чтение статьи Энди Диксона:

"Имея за плечами такие "победы", Хосе-Мануэль Уртайн сегодня вечером встретится в мадридском Дворце спорта с немцем из ФРГ Петером Вейландом в бою за звание чемпиона Европы. После долгих переговоров Вейланд согласился драться за 20 миллионов старых франков. Все бывшие противники Уртайна, проигравшие ему, утверждают, что баскский тяжеловес неловок, хрупок, ему недостает дыхания, но удар у него как у льва.

Что произойдет нынешним вечером в Мадриде? Станет ли эта встреча началом серьезной карьеры Уртайна или продолжением "операции"? Во всех случаях результат будет чрезвычайно интересно проанализировать..."

Результат? Новичок Уртайн становится чемпионом Европы. Приходится признать, что "операция" продолжается. К чему тогда красивые слова Ренцо Касадеи, сказанные им в сентябре 1969 года?

Есть основания считать, что намерения Касадеи начинают проводиться в жизнь через семь месяцев после завоевания Уртайном звания чемпиона Европы, точнее, 10 ноября 1970 года в Лондоне. 26-летний Уртайн ставит свое звание чемпиона на карту в бою с талантливым 36-летним Генри Купером, чемпионом Великобритании.

За пять лет до этого, на старом стадионе Арсенал в бою Генри Купер — Кассиус Клей, перед 40 тысячами сограждан англичанин совершил подвиг — отправил Кассиуса Клея на пол, но уже в шестом раунде оправившийся Клей выигрывает бой. Теперь уже сдавший Купер обещает как следует проверить Уртайна. А покровители "Обеликса" втайне надеются, что матч станет первой настоящей победой их фальшивой звезды.

...Все ясно, четко и быстро. В пять раундов ветеран сметает Уртайна. Генри Купер обладает достаточно быстрой реакцией, чтобы избежать грубого напора испанца, а бьет он Уртайна как на заказ — где хочет и как хочет. Это дуэль старого мастера с новичком, игра в одни ворота. К счастью, бой останавливают. Получено убедительное доказательство того, что баск далеко не мастер.

После боя лицо Уртайна распухло. Он лежит на столе для массажа, оглушенный, не веря происшедшему. Хосе-Мануэль плакал, спускаясь с ринга, слезы по-прежнему застилают его взгляд, затерянный в каких-то далях. Чувствуется, что он совершенно сбит с толку.

Хосе Мануэль Уртайн и Генри Купер после боя

Окружение тоже растеряно, но по-другому. Новый покровитель, делец из Италии, отвечает вопрос о будущем раздраженно:

— Мы будем продолжать!

Но сам он, конечно, уже не верит в честную карьеру Уртайна.

В Импайа Пул Уэмбли боксер продемонстрировал все свои недостатки. Нет нужды обращаться к менеджеру, чтобы понять, что "тронная речь", произнесенная им в 1969 году, стоит у него поперек горла.

Здесь же, в раздевалке, находится франко-англичанин Бобби Диаман, пришедший поддержать итальянского финансиста и испанского менеджера. Он выдает себя за секунданта, но на самом деле Диаман — король наркотиков, поставщик маленьких "чудодейственных" флакончиков, которыми он снабжал Тео Медину в Лондоне, Робера Коэна в Бангкоке и сотни других боксеров. Бобби — участник всех мерзких дел.

Причастен ли "король" к этой операции, но так или иначе Уртайн рухнул. Его честная карьера, начавшаяся в тот день в 22 часа, закончилась в 22 часа 30 минут. Это написано на лицах почтенных персонажей из окружения боксера.

Что дальше? "Операция" возобновляется. Когда Генри Купер ушел на заслуженный отдых, баску вновь дали возможность завоевать титул чемпиона Европы. Затем он вновь его потерял в бою с немцем из ФРГ Юргеном Блином. Честный ли это матч? Возможно. Он устраивался главным образом ради заключения пари, и один-два "честных боя" в этом случае весьма полезны. Дальнейшее подтверждает, что мошенничество продолжается.

В начале 1971 года телеграмма агентства печати из Кельна сообщает, что "скандал, вызванный боем между Хосе-Мануэлем Ибаром, прозванным "Уртайном", и американцем Эвереттом Коуплэндом, возможно, закончится судебным процессом, так как американский негр был дисквалифицирован за "симуляцию нокаута в четвертом раунде".

15 января телеграмма из Западного Берлина сообщает, что "...в западногерманском профессиональном боксе имеются разные мнения по вопросу о том, разрешить ли бывшему чемпиону Европы среди тяжеловесов испанцу Хосе-Мануэлю Ибару Уртайну снова подняться на ринг в Федеративной республике".

30 октября 1972 года — новое эхо "операции". Хосе-Мануэль "...побил американца Сонни Харриса менее чем за минуту, ни разу до него не дотронувшись. Это была первая встреча испанца после поражения в бою с немцем из ФРГ, отобравшим у него в июле титул чемпиона. Уртайн нанес Харрису удар правой, и все видели, что американец упал еще до того, как его головы коснулся кулак баска.
Харрис лежал, пока арбитр не сосчитал до десяти, после чего он был дисквалифицирован за симуляцию нокаута. Ему не были выданы заработанные деньги. Шесть тысяч зрителей провожали боксера до раздевалки свистом и криками".

Такова спортивная карьера славного баскского камненосца, попавшего в руки зазывал бизнеса на боксе, в стране, где занятия настоящим спортом являются привилегией немногих.

21 июля 1992 года, Уртайн совершил самоубийство, выпрыгнув окна 10-го этажа отеля.

Хосе Мануэль Уртайн