Харлампиев Аркадий Георгиевич

11 Май 2012. Категория: Легенды бокса

Харлампиев Аркадий ГеоргиевичХарлампиев Аркадий Георгиевич! Имя его было овеяно славой выдающегося боксера-профессионала, с успехом представлявшего русский бокс за рубежом.

Отец Харлампиева мечтал увидеть сына врачом и на последние деньги отдал его учиться в гимназию. Но вскоре отец умер, и содержание семьи в 8 человек взял на себя молодой Аркадий. Он устроился в ярмарочный балаган и выступал со своими номерами на кольцах и трапеции. Харлампиев работал во многих цирках, учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. С детства он увлекался гимнастикой, коньками, борьбой, но больше всего любил бокс. Занялся он им в начале 900-х годов, а спустя восемь лет прослыл одним из сильнейших боксеров России. В 1909 году Аркадий Харлампиев уехал в Париж и поступил в Академию изящных искусств. В столице Франции уже известный к тому времени русский боксер продолжал выступать на ринге. В первый же год его приезда в Париж против Харлампиева инкогнито выступил даже чемпион мира Билли Панке. Их матч закончился вничью. Вскоре в союзе французских боксеров Харлампиев защитил диссертацию на тему "О роли нравственности и умственных сил в бою", и ему было присвоено звание профессора бокса.

"Этот удивительный ветеран спорта, обладающий большой энергией и колоссальной силой, пережил на своем веку около 200 матчей бокса за границей и в России..." — писал о Харлампиеве журнал "Прожектор".

Летом 1922 года Аркадий Харлампиев возвратился в Москву из Эстонии, где он жил после империалистической войны. В первые годы Советской власти он преподавал бокс в Главной школе физвоспитания, помогал становлению бокса в "Динамо", а в начале 30-х годов принял на себя руководство курсом бокса в Московском институте физкультуры. Харлампиев вырастил целое поколение советских боксеров, и среди них Константина Градополова.

"Харлампиев был очень знающим и начитанным человеком,— писал Градополов в своей книге "Воспоминания боксера".— Аркадий Георгиевич неплохо разбирался в музыке, интересовался живописью, был скульптором, цирковым артистом, организатором различных зрелищ, преподавателем физической культуры. Большой книголюб, он расходовал на книги почти все свои сбережения. Стены его маленькой комнатушки доверху заполняли полки с книгами. Он никогда не курил и не пил вина, но очень любил чай и в "художественно" заваренном стакане чая видел какой-то особый культ".

Почти каждого своего ученика, окончившего Московский институт физультуры или высшую школу тренеров по боксу (ВШТ), организованную при этом вузе, Харлампиев напутствовал словами: — Помни, что ты мой лучший ученик! Посылаю тебя на целину. Езжай, популяризуй и создавай там бокс...Харлампиев Аркадий Георгиевич - легенда советского бокса

Это были годы, когда страна остро нуждалась в квалифицированных тренерских кадрах. Харлампиев нередко приезжал в города, где уже работали его ученики. Помогал им на первых порах и сам активно занимался популяризацией любимого вида спорта. Лучшей формой пропаганды бокса Аркадий Георгиевич считал матчевые встречи с участием именитых мастеров ринга. К 1935 году в Харькове уже вели работу по боксу ученики Харлампиева — выпускники Московского института физкультуры П. Фастов, Г. Артамонов и М. Романенко. В 1934 году при Харьковском институте физкультуры была открыта высшая школа тренеров. Первый набор в школу составил всего семь человек: харьковчане А. Грейнер, П. Солониченко, И. Заславский, С. Середенко, Н. Чижняк, Л. Шагин и одессит Д. Фидлер.

В декабре 1934 года Харлампиев приехал в Харьков посмотреть, как работают его ученики, оказать помощь в проведении учебно-тренировочного сбора по подготовке к одному из первых международных матчей украинских боксеров с командой Норвегии. Встреча была намечена на конец января 1935 года, а в начале месяца Харлампиев решил устроить украинским боксерам проверку боем. Он организовал их матчевую встречу со своими же учениками из Москвы — студентами института физкультуры и учащимися школы тренеров.

Несколько щитов с красивыми объявлениями о матче Харлампиев художественно оформил сам. Он же готовил место проведения соревнований, контролировал работу кассы, организовал судейскую коллегию и сам же ее возглавил. Одновременно всему этому учил своих учеников. Особенно благосклонно относился Аркадий Георгиевич Харлампиев к преподавателю Харьковского института физкультуры Михаилу Романенко. К слову сказать, Аркадий Георгиевич через несколько дней после своего приезда в Харьков отчитал Романенко:

— Ты чего же, Миша, завязался здесь выступать на первенстве города!? Я тебя сюда прислал руководить? Вот и руководи, а на ринг сам не показывайся. Побьют тебя, а потом будут улюлюкать: "Бей профессора!"... В ту пору чуть ли не каждого, кто преподавал в институте, считали профессором.

Матч с москвичами хозяева ринга начали удачно: харьковчанин Анатолий Грейнер с первого и до последнего ударов гонгов диктовал свою тактику москвичу Константину Чернобровкину. Под шквал аплодисментов зрителей в зале и на площади рефери в знак победы поднял вверх руку Грейнера.

Харлампиев во время тренировок и на соревнованиях использовал два гонга. Первый (перед началом каждого раунда) издавал тонкий мягкий и протяжный звук. Аркадий Георгиевич называл этот гонг "призывающим". Он должен был возвестить о начале боя, подготовить к нему боксеров, призвать их к борьбе. Второй ("раздражающий") — с резким и громким звуком — подавался в конце каждого раунда и должен был немедленно прервать острую схватку разгоряченных боем соперников.

Грейнер победил, но почин его не способствовал дальнейшим успехам хозяев ринга. Проиграли свои бои Заславский, Шагин, Солониченко.

— На ринг вызываются боксеры среднего веса,— объявил диктор.

В узеньком живом коридоре, который вел от двери к рингу, харьковчане увидели своего любимца — чемпиона города Середенко. Сергей Середенко начал заниматься боксом, когда в Харькове этот вид спорта был еще в запрете. Тренировки порой устраивал себе сам: прямо на городских пляжах.

Забинтовывал кулаки, выбирал в соперники парней покрепче и предлагал соревнование — один против троих-четверых! Разрешал им бить себя, как говорится, по чем попало, но сам боксировал только по правилам "английского бокса" и почти всегда выходил победителем. Когда бокс на Украине разрешили, харьковские болельщики на соревнованиях сразу узнавали Сережу по красивому мускулистому торсу (боксеры выступали в ту пору без маек).

И вот любимец харьковчан на ринге. Против него выступает полусредневес из Москвы Василий Чудинов. Только через полтора года Чудинов станет чемпионом СССР в среднем весе, а пока он неизвестен широкой публике и украинским боксерам. Середенко, чуть опустив руки и слегка наклонив голову, уверенно идет в атаку. Но что это? Мощные удары харьковчанина только рассекают воздух: он промахивается! Туловище Чудинова, словно маятник, раскачивается из стороны в сторону и вдруг... хлесткий удар справа (позже в учебной боксерской литературе он будет описан как "чудиновский хлыст"), Середенко на полу, и рефери этого боя Михаил Романенко открывает счет.

— ...шесть, семь... Сергей медленно поднимается. — ...восемь... Середенко снова в стойке. — Бокс! — командует рефери. Харьковчанин смело идет вперед, но почти в тот же миг пропускает новый удар и падает. — ...восемь, девять...— рефери стоит над харьковчанином и отсчитывает секунды. Середенко, стоя на четвереньках, трясет головой, словно пытаясь сбросить с себя состояние шока. — ...десять, аут! — Нокаутом победил Василий Чудинов,— слышен голос диктора.

Проиграли и остальные харьковчане. Последнюю победу в матче принес москвичам молодой тяжеловес Николай Королев. Победа Грейнера оказалась единственной победой хозяев ринга.

Харлампиев не скрывал своего удовлетворения: матч удался! О нем говорил весь спортивный Харьков, писала пресса. Бокс привлек к себе внимание, и это главное: сделан еще один шаг для его популяризации на Украине. А то, что украинские боксеры проиграли москвичам, не беда.

— Не унывайте, ребята,— говорил Аркадий Георгиевич на следующий день после матча, когда сборная Украины собралась на очередное занятие по тактике бокса.— У москвичей больше соревновательного опыта. К тому же запомните, что бокс — это поединок интеллектов двух мыслящих бойцов. Самое главное в боксе — это голова, именно голова, а не кулаки, как обычно принято считать. Не грубая физическая сила, а ум, тактика, точный расчет.

С тактикой бокса Харлампиев знакомил своих подопечных довольно своеобразно: в прошлом армейский офицер, участник первой мировой войны, он любил все переводить на военный язык.

Как боксировать против того, кто любит контратаковать? — вопрошал Харлампиев. И, не ожидая ответа от своих учеников, продолжал.— Представьте, что немцы и мы сидим в окопах. Друг против друга на расстоянии пятисот метров. Можем сидеть день, два, три. Но учтите, что немец эти полкилометра уже пристрелял так, что куда бы мы ни сунулись, он попадет. И вот нам командуют: "В атаку!" Самое трудное для нас — преодолеть эти пристрелянные противником пятьсот метров. Преодолели, вскочили в его окопы и — рукопашная. Тут мы герои. Враг, потеряв свое преимущество, деморализован. Он бежит... Так и на ринге: главное — лишить контровика его излюбленной манеры. Надо смело пойти на него, прижать к канатам, а когда начнет вырываться, бить самому.

Порой Харлампиев делился секретами профессионального ринга, рассказывая интереснейшие и полезнейшие вещи. Делал это исподволь, неназойливо. Мог во время тренировки подойти к кому-нибудь из боксеров и спросить: "Что тебе дает скакалка?". Тот либо пожимал плечами, либо отвечал: "Укрепляет ноги". В одном из перерывов между раундами или упражнениями Харлампиев подзывал к себе боксеров и, пока они отдыхали, объяснял. Говорил вроде бы одному — тому, кто упражнялся со скакалкой:

— Представь себе, что бежит солдат. Через плечо у него — противогаз, скатка шинели, винтовка, а на боку еще котелок. И все это болтается в разные стороны, потому что не закреплено. Долго ли так пробежит солдат? Нет, конечно! Прыгающие на нем вещи его же и доконают... Нашу мышечную систему легко укрепляют силовые упражнения. Но и внутренние органы не должны у боксера болтаться, словно солдатские атрибуты у плохого бойца. Их тоже надо укрепить, главным образом за счет укрепления гладких мышц. А какими упражнениями? Вот как раз подскоки на скакалке — лучший способ! Не бойтесь прыгать по десять-пятнадцать и даже двадцать минут подряд... И прыгали. Под метроном! Со скоростью 180-200 подскоков в минуту...

Аркадий Георгиевич Харлампиев был великолепный тренер,— вспоминает чемпион Украины 1935 и 1941 годов, судья всесоюзной категории и заслуженный тренер УССР Леонид Шагин.— Он прекрасно знал спорт вообще и бокс в частности. Знал его до тонкостей и умел доходчиво передавать свои знания нам, молодым боксерам и будущим тренерам. Харлампиев всем нам дал основательную школу, которая и поныне может считаться классической школой бокса.

Становление бокса на Украине во многом связано с именем Харлампиева Аркадия Георгиевича. В начале 30-х годов он присылал для работы в республике молодых специалистов, сам направлял их первые шаги, помогал в подготовке украинских боксеров к их первой международной встрече с командой Норвегии (матч закончился вничью — 4:4), провел в Харькове первый республиканский семинар тренеров по боксу.

Еще до приезда в Харьков Харлампиев бывал в Одессе, где тогда тоже начал развиваться бокс. Боксеры довоенной Одессы, как и харьковчане, пользовались заслуженным авторитетом не только на Украине, но и на всесоюзном ринге. Были в Одессе и свои боксерские кумиры.