Кассиус Клей - Мухаммед Али

06 Июль 2012. Категория: Легенды бокса

Кассиус Клей - Мухаммед АлиНи один боксер до Мухаммеда Али (Кассиус Клей) не вызывал столь противоречивых чувств: восторг, граничащий с обожествлением, тут же буря возмущения. И еще одно отличило Клея от всех его предшественников — с самого начала своей профессиональной карьеры он старался быть независимым, не поддаваться ничьим влияниям. И это ему удавалось, по крайней мере на ринге, а вне ринга... Но об этом немного позже.

Появление Кассиуса Клея (фотографии Кассиуса Клея) на профессиональном ринге сопровождалось такой рекламной шумихой, что в глазах прессы и мировой спортивной общественности его хвастовство намного превосходило его боксерское искусство. Было время, когда Клей как боксер ценился не слишком высоко.

Сегодня дела обстоят иначе. Никто сейчас не может отрицать подлинного мастерства Мухаммеда Али. После серии его побед, после того, как много раз он отстаивал свой мировой титул, мало кто будет возражать против того, что его приход в бокс ознаменовал появление на ринге боксера невероятных способностей.

О нем много писали и говорили, он вытеснял с экранов телевизоров многих спортивных и кинозвезд, сам стал звездой первой величины.

Какой же он? Действительно "горластый" и "хвастливый", как обычно его описывают? Что это, лишь мощные кулаки или он еще и мыслящий человек? Каков его взгляд на закулисные мошенничества в профессиональном боксе и каковы его взаимоотношения с гангстерами? Наконец, действительно он такой уж последовательный борец за равные права темнокожих или все это рекламные трюки? Действительно он такой последовательный борец против всяческой несправедливости или все это тонко, рассчитанные рекламные ходы?

Очень трудно писать об этом человеке: слишком много на протяжении последних лет на страницах мировой прессы появлялось сообщений о нем, порой настолько полярных, что читатель просто диву давался, разводил руками, качал головой, говоря: "Ну и ну!" — и не знал, чему же в конце концов верить.

Мухаммед Али довольно сложная натура. Но все-таки постараемся разобраться и объективно взглянуть на этого большого боксера, далеко не глупого и очень хитрого человека, выбравшего свою дорогу в жизни и идущего по ней, стараясь не сворачивать, даже если для этого приходится, совершать иной раз поступки, не всегда укладывающиеся в привычные представления о порядочности и чести.

Кассиус Клей

Кассиус Клей — это рослый, широкоплечий молодой человек. Он совершенно не похож на боксера-тяжеловеса, какими мы привыкли их видеть. Кто-то довольно образно и точно написал, что у него быстрота реакции пантеры, шаги танцовщика высшего класса, быстрые и сильные кулаки и железный подбородок, который выдержит любой удар. Забегая вперед, скажу, что однажды он все-таки не выдержал — подбородок я имею в виду: в одном из боев Клею сломал челюсть Кен Нортон. А тогда, когда он только взошел на трон, все обстояло именно так, как было описано.Кассиус Марцеллус Клей

Клей происходит из зажиточной семьи, которая уже более шести поколений живет в Луисвилле в штате Кентукки на американском Юге. Его предки были собственностью господина, имя которого Кассиус Марцеллус Клей. Этот богатый человек в свое время был посланником президента Авраама Линкольна в России. Когда-то очень давно чернокожий слуга Клея дал имя своего господина старшему сыну. С тех пор так называют всех старших сыновей в семье. Именно поэтому наш герой долгое время носил имя Кассиус Марцеллус Клей.

Мать Кассиуса, Одетта, говорила, что в детстве он был очень послушным и внимательным ребенком, но уж очень голосистым. Правда, в родильном доме ее младенца чуть не перепутали.

— Представляете,— говорила она,— мне в постель по ошибке положили не моего ребенка. Я вовремя заметила бирку с чужой фамилией. Я сразу почувствовала: что-то не так. Тот, кого мне принесли, был тихий ребенок...

Быть может, эта домашняя легенда и правдива, но возможно, ее придумали гораздо позже, когда ребенок подрос и стал тем самым "хвастуном", которого узнал весь мир. Такое ведь возможно? В школе Клея хвалили учителя: учился он хорошо, прилежно, за поведение его никогда не ругали.

Как он начал заниматься боксом? Причиной послужило то, что у него украли велосипед. Двенадцатилетний Кассиус получил этот велосипед в подарок ко дню рождения. Радости его не было границ. Почти весь день он не слезал с него. И когда мама попросила его купить что-то в магазине, он, конечно, поехал на новом велосипеде. Он оставил его у дверей магазина буквально на минутку. Когда же вышел, велосипеда не оказалось. Сначала Клей расплакался, потом пришел в ярость и побежал сказать о краже полицейскому. Пока он добежал до полисмена, слезы высохли, и на лице мальчика можно было только прочитать решительность и жажду мести. Он тут же поклялся полисмену, что если поймает вора, то изобьет его до неузнаваемости. Полицейский, который оказался тренером местного любительского боксерского клуба "Колумбия Джим", сказал, что сначала надо научиться боксировать, а потом можно встречаться с похитителем велосипеда.

Велосипеда своего Кассиус никогда больше не увидел, но зато спустя шесть дней после разговора с полисменом стоял на ринге местного клуба. Его поставили против 12-летнего парня, который занимался уже несколько дней. Кассиус легко выиграл. Он познал радость победы, удивительное чувство превосходства над соперником. Отныне его сердце принадлежало боксу.

Кассиус отдавал боксу все свободное от занятий в школе время. Тренировался он много, самозабвенно, с полной отдачей сил. По нескольку часов мог он простаивать у ринга, наблюдая за тренировками старших, более опытных боксеров. Иногда тренер разрешал ему боксировать с ними.

Была у маленького Клея еще одна страсть. Долгие часы он любовался ярко освещенными витринами магазинов, торгующих автомобилями. Из всех выставленных моделей его интересовала лишь одна — "кадиллак". Расплющив нос о стекло витрины, он как заколдованный смотрел на эту красавицу машину и, несмотря на свои 12 лет, убеждал каждого, что скоро купит себе такой автомобиль, а деньги заработает боксом.

Над ним часто смеялись, подтрунивали над усердием, с которым он тренировался, старались поддеть его напоминанием о том, что хотя он и достаточно рослый, сильный и красивый, но чемпиона мира из него все равно не получится, потому что у него нет достаточного веса. Но чем больше его дразнили, тем одержимее он тренировался.

Наступил 1960 год. Кассиусу исполнилось 18 лет. Он провел уже 108 боев на любительском ринге. Проиграл из них только восемь. Он шесть раз был победителем первенства США среди любителей и шесть раз обладателем "Золотых перчаток". Он установил рекорд, к которому до него никто не мог приблизиться. И попал в олимпийскую команду Соединенных Штатов. Родной город прощался с ним как с героем. Все знали, что этот парень в Риме сможет постоять и за себя и за Штаты.

Незадолго до полуночи 5 августа 1960 года в Вечном городе Кассиус Клей торжественно был провозглашен чемпионом Олимпийских игр в полутяжелом весе. Олимпийский турнир он выиграл необычайно легко, с подавляющим перевесом. Его тренер по олимпийской команде говорил:

— Этого парня никто не мог ударить два раза подряд — так быстро он двигался по рингу. Зато сам он, хотя и не обладал нокаутирующим ударом, часто выигрывал за счет большого числа простых точных "уколов".

Это было удивительное зрелище, когда Кассиус Клей с золотой медалью на шее прямо на пьедестале почета исполнял сумасшедший танец упоения победой, а потом целых 18 часов не снимал медали. Он ходил по фешенебельной римской улице Виа Ването, показывая каждому свою медаль. Незнакомые люди качали головой и думали: что это за сумасшедший негр, который бродит по улицам после полуночи лишь для того, чтобы показать медаль у себя на груди? С медалью на шее он даже ложился спать. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить предшествовавшие этой победе тренировки, его неимоверное желание победить во что бы то ни стало.

Когда через несколько дней трансокеанский лайнер с Клеем на палубе причалил у американских берегов, олимпийский чемпион был уже профессионалом с контрактом в кармане. Он уже принадлежал группе бизнесменов. И его радость и игра с медалью стали рекламным трюком. Клей должен был в кратчайшее время стать личностью, известной всем американцам. Его популярность должна была увеличить его шансы в матчах на профессиональном ринге. И Клей старался вовсю.

Гуляя по Бродвею с олимпийской медалью на шее, он заходил в ресторан экс-чемпиона мира Джека Демпси и громогласно заявлял:

— Осталось не так долго ждать, когда будет забыт великий Джек Демпси. Скоро будут говорить только обо мне!

Нет, это уже не тот парнишка, которого переполнял восторг от завоеванной победы, это уже не прежний Клей. Это начало тех фокусов, которыми позже он прославился на весь мир. Вот тогда-то его и начали называть хвастливым и горластым. Как и почему так получилось?

Кассиус Клей безоговорочно поверил в план рекламной кампании, составленный менеджерами, поверил людям, которые подготовили для него этот план, и принял все правила этой игры, в том числе и безудержное хвастовство и идиотские выходки.

Существуют документы, свидетельствующие о том, что такое поведение вредило ему. Да и для него самого это было не всегда естественным, не всегда согласовывалось с его принципами, однако он заставлял себя играть роль, которая чем дальше, тем более неприятной и неприемлемой становилась для него самого. Но эта роль делала его необычайно популярным, ни о ком другом столько не писали в то время, сколько о нем. Пресса с удовольствием обращала внимание на боксера, который давал ей столько поводов и материала для смакования сенсационных подробностей различных небылиц, который с каждым днем выкидывал все больше чудачеств.

Итак, Кассиус Клей снял мерку для своего боксерского костюма исходя из потребностей бизнеса и вверил свою судьбу консорциуму менеджеров, с которыми и подписал контракт. Это были десять в принципе честных менеджеров из его родного города, к которым примкнул нью-йоркский банкир. В отличие от других боксеров Клей не принадлежал в то время ни к одной из шаек гангстеров и вообще не имел ничего общего с гангстерами, промышляющими боксерским бизнесом.

Но и его шефы пошли на связь с теми менеджерами, которые занимаются махинациями. И им пришлось приспособиться и перенять некоторые методы, не многим отличающиеся от обычного жульничества. Как вкладывают акции в предприятия, торговые дела или лошадей на скачках, так эти господа вложили свой капитал в боксера. При подписании контракта профессионала Клей получил 10 тысяч долларов наличными; кроме этого, ему полагался ежегодный заработок в 4 тысячи долларов. Сверх этого он получил обещание консорциума оплатить все расходы, связанные с рекламой, организацией тренировок и так далее, за что консорциум забирал половину всех гонораров Клея. Позже этот пункт контракта был изменен: Клей стал получать с каждого матча 70 процентов, а консорциум — 30 процентов. Но это изменение было внесено лишь спустя год, когда срок контракта истек и господа менеджеры вынуждены были сделать эту надбавку, чтобы склонить Клея продлить контракт. Консорциум, состоящий им людей, имеющих деловой опыт, гарантировал Клею даже пенсионный фонд в размере 800 тысяч долларов единовременно, которые должны быть выплачены ему по достижении 35 лет.

Когда Кассиус Клей каллиграфическим почерком вывел свою подпись под этим контрактом, он не провел еще ни одного матча на профессиональном ринге. Но он уже мог купить себе так долго снившийся ему "кадиллак" и с гордостью показывать его всем, кто когда-то смеялся над начинающим боксером. Он купил себе "кадиллак" шоколадного цвета, хотел, чтобы даже машина его отличалась от всех, что запрудили американские автострады.

Одновременно он от души играл роль хвастливого, невероятно назойливого боксера, который постоянно выкрикивает угрозы в адрес своих соперников, зло смеется и издевается над всеми, вызывая реакцию отвращения, но, тем не менее, привлекая к себе внимание.

Между любительскими боями, продолжающимися 3 раунда, и профессиональными матчами в 15 раундов (раньше именно столько проводили профессионалы) разница огромная. Кассиус Клей познал это довольно скоро, так скоро, что вынужден был сразу же проснуться после своего великолепного сна. Его первый соперник на профессиональном ринге Танни Хансейкер, против которого он выступил 29 октября 1960 года в Луисвилле, задал ему столько работы, сколько ему не пришлось проделать за весь олимпийский турнир. Лишь с большим напряжением, отдав много сил, Клей победил по очкам с очень незначительным преимуществом. А ведь первым его соперником был боксер пятого класса, практически вышедший из игры. Хансейкера ему специально подобрали господа из консорциума; они предполагали, что этот пятиразрядный боксер будет хорошим объектом для демонстрации возможностей Клея. После этого боя сложилась острая ситуация. Господа новоявленные менеджеры были, мягко говоря, неспокойны и начали поговаривать о том, что они вложили свои деньги в пустое дело и что вряд ли Клей сможет оправдать их надежды.

Совещание шло несколько ночей подряд. Было ясно, что Клей, хотя он и олимпийский чемпион, не набрал еще той формы, чтобы на равных работать с профессионалами, но главное — не было твердой уверенности в том, что он быстро дойдет до нужных кондиций. А господам, само собой разумеется, не хотелось бы вкладывать деньги в рядового боксера. Раз уж вложили свои деньги "в дело", то должны были иметь приличные проценты.

Консорциум решил предпринять еще одну попытку сделать из Клея классного боксера. Для этого они наняли старого Арчи Мура, который в то время еще был чемпионом мира в полутяжелом весе. В течение всей своей карьеры Мур доказал, что боксер он не только очень быстрый, но и очень умный. За его плечами было много великолепных побед, и у него был огромный опыт. Но возраст Мура достиг той критической отметки, когда дальнейшие успехи стали очень проблематичны. Арчи Муру хорошо заплатили, и он взял Клея в работу.

Тренер не скрывал от нового ученика ничего. Никогда еще прежде Клей не тренировался так. Всему, что сейчас умеет и знает Клей, он в большой степени обязан Муру. Иронией судьбы Арчи Мур стал одним из объектов победного шествия Клея.

Кассиус Клей стал одерживать победы подряд во всех матчах, причем без прежнего перенапряжения. И если в самом начале ему был выбран довольно слабый соперник, то теперь каждая его победа имела вес. Все бои он выигрывал нокаутом и все — до конца четвертого раунда. Это уже само по себе было прекрасной рекламой, и пресса не могла обойти этот факт молчанием. Так росла боксерская известность Клея.

Наряду с этим Клей пополнял свою копилку порядочного хвастуна. С каждым новым победным матчем возрастало его самомнение. Золотыми нитками он вышил на своем халате огромными буквами "The Greatest" — величайший. В этом халате, с короной на голове он выходил на ринг задолго до того, как стал чемпионом мира. А потом он начал практиковать то, что бесспорно было лучшей рекламой: как провидец, перед каждым матчем он предсказывал, в каком раунде будет нокаутирован его соперник, и с железной точностью выполнял свои предсказания. Затем он усовершенствовал и эту рекламу: стал давать свои предсказания в стихах. Это выглядело, например, так:

Не приходите поздно.
И не шумите в зале.
Я пошлю в нокаут Мура
В четвертом раунде, в начале!

Это было перед боем с Арчи Муром, учителем Клея, чемпионом мира в полутяжелом весе, который был выбран консорциумом и хорошо оплачен: он должен был проиграть. Но это был боксер, у которого осталось только имя. Клей, точно следуя своему стихотворному предсказанию, нокаутировал Мура в четвертом раунде, но эту победу нельзя принимать всерьез. Мур долго тренировал Клея и досконально знал, его сильные и слабые стороны, что само по себе уже придаст этому матчу чисто зрелищный характер.

В конце концов, победы Клея и реклама начали давать плоды. Возникли разговоры о том, что этот боксер с нетерпением ждет каждого предстоящего боя и своим великолепным мастерством и спортивным отношением наконец-то вдохнул настоящую жизнь в боксерский бизнес, который уже много лет был на довольно низком уровне.

Менеджеры различных мастей начали свои происки, чтобы переманить Клея. Теперь им очень хотелось, чтобы Клей выступал под их патронажем. Они сулили боксеру всевозможные выгоды и несравненно большие гонорары. К чести Клея надо сказать, что он отверг все домогательства, несмотря на заманчивые посулы, и остался в контракте с теми, кто привел его к успеху, — с консорциумом богатых торговцев из Луисвилля.

Своим беспардонным хвастовством Клей привлек к себе столько внимания, как никто другой во всей Америке. Его популярность начала приближаться к популярности кандидатов на пост президента и кинозвезд. Цены на телевизионные трансляции и радиорепортажи непрерывно повышались. Люди хотели знать, что собой представляет этот боксер, хотели его видеть вблизи и мечтали увидеть, как однажды ему будет нанесено поражение. Трудно сказать, что было причиной подобных желаний. Может быть, обычное озорство или зависть к столь ошеломляющей карьере; возможно, играли свою роль цвет кожи боксера и интересы других групп менеджеров. Кульминации страсти достигли в 1963 году, когда Кассиус Клей готовился к бою с Дагом Джонсом, который в то время в рейтинге Нэта Флейшера занимал третье место среди тяжеловесов.

Зал "Мэдисон Сквер Гарден" впервые после длительного перерыва был заполнен до отказа. Перед самым матчем билеты продавали с рук по спекулятивным ценам: билет стоимостью 20 долларов продавался за 75. Ажиотаж объяснялся просто. Перед матчем реклама работала только в одном направлении: в печати, по радио и телевидению с утра до вечера трубили, что единственным боксером, способным остановить победное шествие Клея, является Даг Джонс, и что нет никаких сомнений в его победе.

Две трети зрителей рьяно болели за Джонса. Люди хотели видеть поражение Клея и все время кричали Джонсу, чтобы он побил "губастого хвастуна". Атмосфера в зале была накалена.

Но сенсации не произошло. Предсказания не сбылись. Джонс был сильным соперником, но Клей оказался еще сильнее. Он в спокойном стиле завоевал победу по очкам. И газеты тотчас же написали, что Клей — элегантный и фантастически быстрый боксер, которого по стилю можно сравнить с легендарным Шугаром Рэем Робинсоном, причем Клей намного умнее Робинсона. Это была наивысшая похвала, которую мог заслужить боксер.

Клей и позже часто ставил на свою успешную рекламу хвастовства. Злость в этих его высказываниях появится гораздо позже. Когда Клей и Сонни Листон подписали свой контракт на первый бой, они обменялись "любезностями". Все это было не что иное, как реклама.

Стенограмма бесстрастно зафиксировала этот разговор.

Клей заносчиво крикнул:

— После этого матча вашингтонский Белый дом увековечит подбородок Листона за памятный бой!

Листон ответил:

— Надеюсь, что у Клея есть хороший врач, который сможет вытащить из его физиономии мою перчатку.

Клей обозвал Листона безобразным непричесанным медведем и выкрикнул:

— Сообщаю всему миру: если Сонни Листон победит меня нокаутом, я тут же на ринге обниму его ногу, потом уползу с ринга на четвереньках и признаю, что он и есть самый величайший! Потом я сяду в первый попавшийся самолет и улечу куда глаза глядят, куда-нибудь подальше!

При этом он ясно давал понять, что такой вариант считает просто исключенным. Листон тоже не остался в долгу. Он ответил на тираду Клея:

— Вот тебе, дорогой Кассиус, мой портрет в позолоченной раме. Сейчас, когда мы подписали с тобой контракт, я надеюсь, что ты будешь вплоть до самого матча следить за тем, чтобы с тобой ничего не случилось и чтобы ты был готов к удару, который от меня получишь. Этот портрет пусть хранит тебя, и всегда, когда ты на него будешь смотреть, вспоминай, что тебя ждет.

Пожалуй, пресса всего мира сделала ошибку, не обратив внимания на это хвастовство. Правда, с одной стороны, в этих словесных выпадах нет ничего нового — ведь это же старая привычка дуэлянтов! Вспомните славного Сирано де Бержерака, который в сценах боя подзадоривал своего противника словесными щипками и фанфаронскими присказками:

Вы начинаете с атак?
Мой петушок, вы слишком пылки,
Я вас остановлю.
Вот так! Вот так!
А попаду — в конце посылки.

А легендарные времена мушкетеров? Бесстрашный д’Артаньян и его друзья шутили, фехтуя, помогая себе словами, веселыми выкриками. Не большая разница между подобными уколами Клея, Листона и других.

Когда Клей подписал профессиональный контракт, он был симпатичным парнем, атлетически сложенным — хоть сейчас на телеэкран! Но так как в Америке много красивых парней, которые еще умеют и боксировать, нужно было показать, что Клей представляет собой нечто совершенно иное, чем примелькавшийся уже тип спортсмена. Господам из консорциума много думать не надо было, у них за плечами был огромный опыт организации рекламной шумихи в своих фирмах. Поэтому они сразу пришли к мнению, что победа на Олимпиаде будет занимать американскую публику самое большее две-три педели, а потом парня с золотой медалью забудут, как и многих других до него, да и после него. Даже память о великих олимпийских победителях в легкой атлетике живет не больше месяца, а потом уже мало кто в Америке о них что-нибудь знает.

Вот так Клею подобрали роль, которую он играл совсем неплохо. Роль была отработана до мельчайших подробностей, и пресса уделяла его хвастовству больше внимания, чем его боксерским достоинствам. Это доказывало, что специалисты по рекламе указали правильный путь.

Мухаммед Али

Мухаммед АлиОтказ Кассиуса Клея продолжить контракт, который связывал его с консорциумом уважаемых и опытных бизнесменов, целых шесть лет выполнявших функции его менеджеров, вызвал угрозы и проклятия в его адрес. Бизнесмены утратили самообладание: ведь речь шла о деньгах, и, по всей видимости, больших деньгах. Но Клей не испугался угроз, и с октября 1966 года его новым менеджером стал (впервые в боксе) человек совершенно иного типа, нежели те, которых мы привыкли видеть в этой роли. Новый менеджер Клея являлся его душеприказчиком. Этого священнослужителя и проповедника зовут Герберт Мухаммед.

Кстати, вы обратили внимание на то, что до сих пор речь шла о Кассиусе Клее, и очень редко звучало его новое имя — Мухаммед Али? Давайте попробуем проследить причины и мотивы, побудившие его поменять имя.

Основным местом пребывания Клея является город-гигант Чикаго. Его штаб-квартира находится на 79-й улице в южной части города. Чикаго — это генеральный штаб Клея. На протяжении нескольких лет здесь тренировался чемпион мира. Здесь на небольшой площади находится канцелярия Клея, рядом с ней — клуб его болельщиков. Там сидят несколько его братьев-мусульман, отвечающих на почту со всех концов света, приходящую на имя Клея. Там же расположена его фирма "Али Рилити КО".

Ежедневно по дороге на тренировку он заходит в свою парикмахерскую, садится в кресло и бросает:

— Сделай меня красивым!

И парикмахер с угодливой улыбкой приступает к своим обязанностям — ведь Клей самый знаменитый из его клиентов.

Каждый день в два часа он начинает тренировку в спортивной школе Джонни Каулона, бывшего чемпиона мира в весе "петуха", который властвовал на ринге с 1907 по 1914 год. Старый Джонни говорит, что он видел на тренировках достаточное количество чемпионов мира, но никто из них не был так быстр, как Клей, никто из них не тренировался так одержимо и самоотверженно, как Клей, никто из них не подходил так глубоко и серьезно к своей боксерской профессии, как Клей.

Стены зала, где тренируется Клей, облеплены пестрыми плакатами его матчей, здесь жe великолепные портреты маслом с различными здравицами во славу силы Кассиуса Клея.

Всех пришедших посмотреть тренировку Клея встречает его старый учитель бокса, его первый тренер Джо Мартин. Помните того полицейского, который уговорил заплаканного и расстроенного пропажей велосипеда Кассиуса заняться боксом? Это и есть Джо Мартин. Он, естественно, необычайно горд своим бывшим учеником. До сих пор он руководит в Луисвилле боксерской школой "Колумбия Джим", и Клей, частенько наведываясь в свой родной город, обязательно заходит в школу Мартина. Представляете, какая это реклама для школы!

Когда всевозможные рекламные ужимки, фанфаронское хвастовство, неустанная болтовня по любому поводу выполнили свою роль и сделали Клея достаточно популярным, он попытался было перестать этим пользоваться. Внешне он стал более серьезным, но все же совсем отказаться от своего арсенала болтуна и хвастуна не смог. Нет, Кассиус Клей совсем не глуп, и, кажется, в бизнесе он понимает не меньше, чем всевозможные гангстерские синдикаты. Не надо забывать, что он первым из профессиональных боксеров такого ранга стал независим от всех гангстерских организаций. Он не подчинен прихотям менеджеров. Он сумел дать отпор всем притязаниям, посулам, угрозам мощных гангстерских синдикатов. Этот боксер шел своей дорогой и — за исключением начального периода — не ввязывался и не участвовал ни в каких махинациях.

26 февраля 1964 года, на следующий день после победы Касиусса Клея над Сонни Листоном в Майами, штат Флорида, новый чемпион мира Кассиус Марцеллус Клей озадачил всех, объявив, что отныне его имя Мухаммед Али. Он заявил, что не хочет носить имя, которое его предкам дали белые рабовладельцы. Одновременно Мухаммед Али принял ислам и вступил в секту "Черных мусульман"... стал священником.

Смотреть онлайн бои Мухаммеда Али.