Градополов Константин Васильевич

20 Апрель 2012. Категория: Легенды бокса

Градополов Константин ВасильевичШел сентябрь голодного и героического 1920 года. Перед столом комиссара Отдела физического воспитания трудящихся стоял похожий на подростка худенький сероглазый Константин Градополов и просил зачислить его курсантом. Комиссара Никифорова Павла Васильевича сильно смущали молодость, да и худосочие абитуриента...

Кто мог предполагать тогда, что хрупкому юноше суждено было стать именно тем соперником, который первым за много лет победит чемпиона и поставит точку в его славном спортивном списке...

Несказанно счастливый Константин надел буденовку и курсантскую шинель с красными нашивками на груди. Отдел физвоспитания, который вскоре реорганизовали в Главную военную школу, был настоящей школой бокса первых лет Советской власти для многих советских боксеров и тренеров. Там начинал и Градополов Константин Васильевич. Спортом в Главной школе занимались азартно, увлеченно, с подлинным энтузиазмом. Единственным "богатством" боксеров были отбитые у английских оккупантов боксерские перчатки.

В то время в боксе доминировал стиль многократного чемпиона страны Павла Никифорова: искусный бой преимущественно на дальней дистанции. Никифоров, который был членом Общества любителей лыжного спорта (ОЛЛС), еще в дореволюционные годы подготовил многих чемпионов России. Но в 1922 году в Москву возвратился А. Г. Харлампиев, выступавший на зарубежном профессиональном ринге. Он привез новую технико-тактическую форму: бой на ближней дистанции.

Градополова увлекла эта грозная новинка, и он старался овладеть ею. Из своих первых семи боев Костя Градополов проиграл только два. В одном из них восемнадцатилетнего Константина победил нокаутом превышавший его на две весовые категории опытный А. Бессонов.

В том же году бокс был признан вредным видом спорта. Практичные, трезво мыслящие люди уходили в другие более перспективные области спорта. Но влюбленный в бокс Градополов и в самые сложные в истории советского бокса годы по-прежнему был верным ему.

Весной 1923 года было организовано спортивное общество "Динамо", и одной из первых стала секция бокса, где преподавал Харлампиев. Вероятно, он уже успел оценить способности своего ученика и именно его пригласил в качестве помощника. А затем Константин Градополов остался в "Динамо" единоличным руководителем. Юный тренер, которому еще только предстояло утвердить себя на ринге, ревностно взялся за работу. Набрал в секцию молодежь. И достиг того, что больше всего чемпионских званий в первом первенстве страны в 1926 году досталось его ученикам. А пока запрещенным видом спорта занимались лишь в нескольких секциях Москвы — в основном в "Динамо" и армейском спортклубе.

Спортивная жизнь московских боксеров состояла только лишь из усиленных тренировок. Соревнований не было, и лишь осенью 1923 года динамовцам удалось провести "Междугородные состязания по боксу", организовав обычных боксеров-любителей с некоторых городов и ставшие фактически первенством СССР. Наибольший ажиотаж на соревнованиях вызвал матч Константина Градополова против Михаила Фомина. Молодой боксер, казалось, обоснованно претендовал на то, чтобы войти в число первых на советском ринге. Все отлично запомнили его разгромный проигрыш от Бессонова, а Фомина, этого признанного нокаутера, чемпиона страны в полутяжелой весовой категории 1922 года, кроме Павла Никифорова (уже ушедшего с ринга), смогли победить только А. Лебедев и А. Анкудинов. Фомин не принимал всерьез схватку с молодым соперником. "Ветераны ринга" тоже относились к этой встрече скептически. Право встать вровень с сильнейшими необходимо было доказать в бою.

Однако Градополов был теперь совсем не тот, что во встрече с Бессоновым. Самоуверенному и мощному Фомину, который силен на дальней дистанции, он мог противопоставить умелый ближний бой. И после интересного боя судья поднял руку не чемпиона страны, а его молодого соперника. Эта историческая схватка стала своего рода рубежом не только в спортивной биографии известного боксера Константина Васильевича Градополова, но и в истории советского ринга. Едва ли осознавая это, Градополов открыл новое прогрессивное направление в боксе.

Правда, командные высоты в боксе пока прочно удерживала старая гвардия, и сильные стороны нового стиля необходимо утверждать не теоретически, а на ринге. Градополов доказывал на ринге почти три года в первую очередь под знаком соперничества с "олелесовскими" мастерами, из которых первым был Фомин.

Изучив стиль Харлампиева, Константин Градополов отнюдь, не стал бездумно подражать ему. Он взял все лучшее, что уже было в старой советской школе. В своей спортивной и педагогической практике Градополов отлично объединил искусный боксерский бой на дальней дистанции с агрессивным ближним боем. Такой глубокий анализ наилучших достижений "соперничающих" стилей дал много тактических схем ведения поединка и предопределил дальнейшее развитие всей советской школы бокса.

Воодушевленный своей первой значимой победой, Градополов практически сразу кинул вызов на ринг самому Павлу Никифорову. Но прославленный чемпион не захотел возвратиться на ринг только для того, чтобы скрестить боксерские перчатки со своим бывшим спортсменом-учеником, добившимся всего лишь первого успеха. Поэтому следующий свой бой Градополов провел против вице-чемпиона 1922 года А. Анкудинова. Анкудинов, выступающий в полутяжелом весе, тщетно пытался "разбить" и послать в нокаут юного перспективного средневеса, который вчистую обыграл его во всех боксерских отношениях.

Затем Градополову довелось встретиться еще с тремя самыми лучшими последователями в боксе Павла Никифорова и уверено доказать свое превосходство над каждым из них. Это были И. Петров (полутяжелый вес), П. Лебедев (средний вес) и К. Никитин (полусредний вес).

Когда же отечественный бокс приобрел, наконец, спортивное гражданство и начались первые международные встречи, Градополову было доверено защищать честь советского спорта за рубежом. Латвийские боксеры из рабочего спортивного союза первыми пригласили на состязание своих советских коллег. Приезд москвичей стал событием для латвийского рабочего спорта. Боксеры из буржуазных организаций переходили в рабочий союз. Бурные приветствия наших спортсменов становились легальным способом выражения симпатий к Стране Советов. В центре внимания оказался Градополов. Его красивая и эффективная манера боя нравилась латвийским болельщикам.

Константин выступал в Риге, Лиепае, Вентспилсе и, доказав превосходство над пятью лучшими спортсменами своей весовой категории, в заключительный день состязаний нанес поражение еще двум боксерам полутяжелого веса.

Но особенно триумфальным стал его следующий приезд в Латвию, когда он встретился с таким опытным и популярным противником, как победитель Франкфуртской мировой рабочей олимпиады Ян Вигризис. Пресса восторженно говорила: "Вызывается четвертая пара: Вигризис — Градополов. В цирке несколько минут тишины...

Вот выходят противники. И того и другого громко встречают аплодисментами. Матч обещает быть очень интересным... Первый и второй раунды проходят почти вничью. Градополов работает как машина. Перед нами очень смелый и решительный боксер. Каждая его серия и комбинация ударов вызывают крики восторга всего цирка.

Третий раунд. Градополов бросается как вихрь. Мощные удары летят буквально несколькими десятками. Комбинация ударов — прямой в живот и боковой правой — Вигризис на полу ринга. Нокдаун...

... Семь, восемь секунд, Вигризис встает на ноги — страшный удар в челюсть... Опять отсчет нокдауна — девять секунд. Вигризис встает, опять как блеск молнии — точный боковой прямо в челюсть. Вигризис нокаутирован.

Градополов — любимец публики. Ему устраивают овации... Последние схватки в боксерской биографии Градополова поражают. Это боксер мирового уровня".

Получив нормальные условия для развития, советский бокс переживал период бурного возрождения. Одно за другим проводились состязания. Расширялись контакты с рабочими-боксерами из-за рубежа. 1926 года состоялся первый чемпионат СССР по боксу, на котором ученики Градополова — В. Руктешель, Ф. Брест, Александр Павлов, Я. Браун и В. Езеров получили чемпионские титулы. Для самого Константина Градополова присуждение звания чемпиона в среднем весе имело чисто формальный характер, так как он уже давно фактически был чемпионом. Градополов долгое время не имел равных себе соперников в своем среднем весе и удачно бился с противниками более тяжелых весов. В 1926 году такой противник у него появился. Это был балтийский моряк Павел Вертков, ученик старого ленинградского тренера Эрнеста Лустало. Матч с Вертковым был делом решенным, назначили уже день матча. Но в это время никем не побежденный Никифоров заявил о своем желании вернутся в бокс и биться с Градополовым. Павел уже около года как начал тренироваться, пристально следил за боевым стилем Градополова, узнавал информацию у его бывших соперников...

С первых же секунд их схватки Никифоров, как обычно, стал забирать инициативу в свои руки. Он мастерски плел хитрую паутину обманов-финтов, то и дело угрожая тяжелыми ударами. Градополов старался не идти на поводу у противника и проводить схватку в своем темпе. Он внимательно следил за каждым его движением, хорошо зная, что может с ним произойти при малейшем недосмотре. И все-таки не смог заметить, когда Никифоров провел свою фирменную "ловушку". Боковой удар левой в голову. Боковой удар правой с переходом в правостороннюю стойку, и уже из нее — сильный удар левой снизу в солнечное сплетение. Но Градополов все-таки устоял.

В успехе Павла Никифорова было две ошибки: он рано ввел в схватку свое основное оружие, а когда добился успеха, не развил его дальше. Во втором раунде боя он снова попытался провести свою "коронку", но против Градополова нельзя было безнаказанно использовать одну и ту же уловку. Подметив атаку еще при ее задумке, Градополов "сочно" встретил своим излюбленным ударом правой рукой в челюсть. Экс-чемпион рухнул навзничь. На шестом счете он стал медленно привставать, но так и не поднялся до последнего — "...десять, аут".

Этот, самый последний, матч Никифорова принес ему первое за десять лет и второе за всю его спортивную жизнь поражение. Ветеран словно специально вернулся на ринг, чтобы передать славу сильнейшего своему выдающемуся ученику и признать полную победу новой школы бокса.

А всего через неделю Градополов провел следующий бой — со своим боксерским ленинградским конкурентом. Они встречались еще три раза и только в одном бою Верткову удалось добиться ничьей. Вскоре, отметив в своем боевом списке очередную победу нокаутом, на этот раз на стокгольмском ринге, Градополов закончил свою славную спортивную карьеру. К этому времени уже началась его работа в кинематографе. Подметил способность Константина "замечательно выразительно двигаться ногами на ринге" известный кинорежиссер Л.Кулешов. Чемпион снимался в главных ролях у режиссеров, чьи имена прочно вошли в историю отечественного киноискусства: у Ивана Пырьева, Сергея Юткевича, Алексея Попова. А его партнерами были Борис Тенин, Ольга Леонардовна Книппер-Чехова, Николай Черкасов, Ольга Жизнева, Всеволод Аксенов, Борис Ливанов, Даниил Сагал.

Но даже в годы самого сильного увлечения кинематографом Градополов не стал забывать о боксе и не переставал тренировать молодых спортсменов. А в начале тридцатых годов начал работать в Центральном институте физкультуры под руководством А. Г. Харлампиева. В 1938 году Градополов Константин Васильевич написал первый советский учебник бокса, затем издал целую библиотеку обучения по боксу. В течение тридцати лет он руководил кафедрой бокса. В свое время он тренировал боксеров, затем стал обучать тренеров и, наконец, перешел к подготовке перспективных ученых в области советского спорта.

Когда-то на заре нашего спорта "профессорами бокса" именовали всего-навсего опытных тренеров, обычно иностранных. Градополову довелось стать первым в мире действительным профессором в этом виде спортивного единоборства.

У нас в стране создана научная система любительского бокса. Ее создание потребовало усилий многих советских спортсменов, тренеров, ученых, и весьма значительная роль в этом деле выпала на долю К. В. Градополова.

Короткометражный документальный фильм о Градополове К. В. — "Тренер боксеров".