Фидель Кастро об Теофило Стивенсоне

09 Апрель 2013. Категория: Легенды бокса

Теофило Стивенсон и Фидель КастроЯ встретил Андрея Червоненко и кубинских боксеров у выход из Дворца спорта олимпийского парка Мюнхена и... удивился. На груди у Червоненко были все медали, которыми в этот вечер награждали спортсменов Кубы.

— Вот как меня ребята наградили,— широко улыбаясь, сказал тренер.

Кто-то из боксеров, поняв, что с тренером разговаривает соотечественник, ткнул пальцем в Червоненко и сказал: "Папа. Спасибо. Папа — хорошо". И все смеялись от радости.

Интервью с тренером не получилось в тот момент — ребята попросту утащили его с собой, их ждали в делегации в Олимпийской деревне, ждали, чтобы отпраздновать это событие — "золото" боксеров.

Мы говорили с Червоненко на следующий день, когда праздничная эйфория несколько рассеялась.

— Хорошие ребята. Многие из них от природы награждены талантом боксера. Конечно, выделяется среди них Теофило Стивенсон. Этот парень — чемпион на многие годы. Хорошему боксеру нужно, прежде всего, помогать раскрыться. До меня этих ребят готовили другие тренеры, и я занимался уже не с новичками. Но я готовил их не только в зале, но и стремился привить им вкус к дисциплинированным тренировкам, умение преодолевать трудности, сосредоточиваться на достижении цели.

Стивенсон отнюдь не был аккуратным парнем в начале своих занятий боксом. Под руководством Эрреры он победил в юношеском турнире в провинции Ориенте, получил право выступить в Гаване в отборочных соревнованиях к турниру "Олимпийские надежды", но был снят, так как набрал лишний вес. Это была уже грубая небрежность спортсмена по отношению к самому себе.

После службы в рядах Революционных Вооруженных Сил Теофило познакомился с тренером Анхелем Крус и тренировался у него. Он вновь приехал в Гавану на очередной отборочный турнир для поездки в Венгрию на соревнования "Олимпийских надежд". На сей раз Теофило сопутствовал успех на ринге, но поражение себе он нанес сам — умудрился опоздать на самолет, и команда улетела без него.

Вернувшись в провинцию Ориенте, он тренировался у Луиса Касаля, Хуана Мадариага, Хуана Баутиста Сиерра, Кида Буруру, Хосе Буитраго, Кастельяноса. Естественно, что каждый из наставников что-то давал спортсмену, но говорить о систематической подготовке было попросту невозможно. Ведь у каждого тренера в боксе свой взгляд практически на все.

Стивенсону нужен был тренер, который "взялся" бы за него, мог бы стать его спортивным отцом. И Червоненко сам выбрал его себе в "сыновья", увидев однажды на ринге в бою, который спортсмен проиграл.

...После возвращения Стивенсона на родину газеты много писали о новой звезде мирового любительского бокса, публиковали интервью со многими из тех, кто был рядом с ним в разные моменты его жизни.
"Теофило добился больших высот в боксе. Для этого у него были все данные,— сказал первый тренер, Джон Эррера.— Он хорошо смотрится в боях любого уровня. Я уверен, что он переиграет и профессионалов.

Я научил его моим излюбленным ударам, которые идут в серии — боковой снизу и прямой удар правой. Он в совершенстве владеет этим приемом, хотя и обладает отличной техникой и умением великолепно проводить комбинации. У него поставлен мощный прямой удар правой рукой, а также хороший боковой. Думаю, что это его сильнейшее оружие. Он отличается смелостью. Когда он только первый раз пришел на тренировку, я сказал, что буду учить его открытому, честному боксу. Скоро я заметил, что он по-настоящему смелый боец".

Долорес Лоуренс, мать чемпиона олимпийских игр, вспоминала о начале спортивной карьеры сына:
"В то утро я была страшно удивлена. Теофило сказал мне, что сын должен ехать на соревнование в город Виктория-де-Лас-Тунас со своим тренером Джоном Эррерой. Вот тебе и друг семьи! А я и не знала, что сын занимается боксом. Я стала возражать. Не хотела, чтобы мой сын стал боксером, пошел по стопам отца.

— Не пущу,— сказала мужу.

Он долго меня уговаривал. Объяснял, что бокс теперь другой, в конце концов уговорил меня. Все же я потребовала, чтобы он поехал с сыном.

Я подготовила смену белья для сына и пожелала удачи. Всю ночь не могла сомкнуть глаз. С нетерпением ждала возвращения сына. Наконец они вернулись. Я узнала, что сын проиграл более опытному боксеру, и понадеялась, что поражение остановит его. Но через несколько дней увидела, как он возвращается домой с тренировки. Он был весел и чувствовал себя превосходно. Тогда я поняла, что сын станет боксером. Он всегда добивался своей цели".

Будем справедливы, успех спортсменов Кубы на Играх-72 был подготовлен еще четыре года назад, когда кубинская школа бокса заявила о себе в Мехико. Тогда кубинские боксеры уже видели блеск золота. Энрике Регуэйферос и Роландо Гарбей вошли в финал. Регуэйферос в жестком и равном бою уступил польскому боксеру Ежи Кулею. Победа была спорной, голоса судей разделились. Трое отдали победу Кулею, а двое — кубинскому боксеру. Гарбей уступил советскому спортсмену Борису Лагутину. Все пять судей отдали победу Лагутину.

Как раз после Олимпийских игр в Мехико на Кубу приехал Червоненко. Советский тренер работал с опытным коллегой Альсидесом Сагаррой и с коллективом кубинских специалистов, перед которыми стояла задача разработать методику подготовки спортсменов.

Вначале, кстати, Теофило уступал в тренировочных боях левше Луису Валиеру.

"Теофило начал упорно тренироваться. Он болезненно переживал, когда Валиер превосходил его,— вспоминал Сагарра.— Неудачи заставляли работать еще больше. Он тренировался с большим упорством. Постепенно у него повышалось качество ведения боя, появлялась уверенность в своих силах. Валиеру стало доставаться на спаррингах. На турнире на приз "Плайя Хирон" он уступил победу Стивенсону. Бой закончился раньше срока..."

...Прошел месяц после окончания Олимпийских игр в Мюнхене. На Кубе торжественно отмечали 12-ю годовщину создания Комитетов защиты революции. Основанная в 1960 году, эта самая массовая общественная организация взяла на себя разнообразные функции по объединению и мобилизации революционных масс народа для защиты и дальнейшего развития кубинской революции. 28 сентября 1972 года на площади Революции имени Хосе Марти на митинге выступил Фидель Кастро Рус, Первый секретарь Коммунистической партии Кубы, Председатель Совета Министров Революционного правительства и главнокомандующий Революционными Вооруженными Силами.

В своем выступлении он подвел итоги разносторонней деятельности этой массовой организации кубинских трудящихся за двенадцать лет ее существования. Среди достижений республики он упомянул и выступления кубинских спортсменов.

В своей речи наряду с другими важными моментами Фидель Кастро отметил: "Мы радуемся, глядя на новое поколение молодежи. Нас радуют успехи в системе образования, здравоохранения, в строительстве, экономике — во всех сферах нашей деятельности. Все же необходимо умножать наши усилия. Успехи воодушевляют нас работать больше и лучше, не успокаиваться на достигнутом.

Наши достижения сказываются также на новой политической культуре, на новом сознании нашего народа. Сказываются на успехах и в области спорта. Об этом свидетельствуют наши успехи на Панамериканских играх, достижения на последней, Мюнхенской, олимпиаде. Наши спортсмены опередили команды ряда развитых стран Западной Европы. Разве раньше Куба могла претендовать на передовые позиции среди спортивных команд разных стран?

Латиноамериканцы видят в успехах кубинских спортсменов свои собственные успехи. С полным основанием гордятся этими достижениями. Достижения Кубы являются достижениями Латинской Америки, достижениями революции.

Но есть еще кое-что поважнее, чем медали, чем спортивные победы. Это то, что несут в себе сами спортсмены. Это дух кубинской революции, дисциплина, верность спорту, энергия, с которой они выступают.

Среди них Теофило Стивенсон. Выходец из простой семьи в провинции Ориенте, он отмечен как лучший из 350 боксеров, был одним из лучших спортсменов на Олимпийских играх.

Теофило Стивенсон заслуживает признания со стороны нашего народа своими спортивными достижениями. Это результат его дисциплины, самоотверженности, смелости, высокой морали. Мы считаем, что он показал еще другой, более важный пример. Я имею в виду отказ от миллиона долларов. Этот юноша из скромной семьи, сын скромного рабочего из провинции Ориенте заявил, что он не променяет свой народ на все доллары мира.

Какая огромная разница между сегодняшним и вчерашним днем! Империализм насаждал в нашей стране позорную мораль. Считалось необыкновенной удачей подписать контракт, получить деньги за занятие спортом, переходить из клуба в клуб. Стать профессионалом и продаваться.

И как же удивлены эти дельцы от спорта! Как удивлены эти торговцы живым мясом, это торговцы совестью! Как удивил их этот поступок! Они вынуждены спросить себя: что это такое? И вынуждены ответить: не понимаем. Действительно, они не могут понять этот поступок. Когда золото, деньги, меркантилизм стоят превыше самых святых ценностей человека, тогда невозможно понять этот шаг. Они привыкли жить в мире, где за золото все покупается, все продается, можно все получить.

Какой же удар они получили, столкнувшись с чувством собственного достоинства человека, с силой духа, которая ставит человеческое достоинство выше материального благополучия!

И поэтому мы говорим, что в нашей стране достоинство и героизм становятся всеобщей чертой. Поэтому сегодня такие поступки нам кажутся естественными, такие шаги нам кажутся чистосердечными. Это показывает, что человек стал человеком, перестал быть животным, перестал быть объектом купли-продажи, эксплуатации и наживы".

...В июле 1973 года в Берлине проходил X Международный фестиваль молодежи и студентов. В этом форуме юности участвовала и кубинская делегация. Среди делегатов был и олимпийский чемпион Теофило Стивенсон. За выдающиеся достижения в спорте и активную общественную деятельность ему была доверена честь нести флаг острова Свободы на церемонии открытия.

Под звуки известного "Марша 26 Июля" кубинская делегация вступила на стадион. Впереди шел Стивенсон. Присутствующие бурной овацией встретили делегацию.

В. Кукушкин