Джо Луис. Роза на могилу Авраама (Часть 4)

24 Ноябрь 2013. Категория: Легенды бокса

Джо ЛуисЧасть 3. Октябрь 1945 года. Нью-Йорк устраивает пышную встречу своему любимцу, возвращающемуся из армии. В самый разгар банкета Джо Луиса отвел в сторону Майк Джекобс. Он ничуть не изменился за годы войны. Все такой же пронизывающий взгляд, все такие же цепкие крючковатые пальцы крошечной, как у карлика, ладони, все так же багровеет его лысина, когда речь заходит о долларах. Пожалуй, только в глазах его еще чаще вспыхивает алчный огонек. К старости жадность Джекобса стала полновластной хозяйкой помыслов и стремлений этого человека.

— Послушай, мой мальчик, пора подумать и о деле. Я запасся неплохими контрактами.

Луис задумался: "Я не так молод, долго не протяну. Еще два-три года и хватит".

— Время — деньги. Не будем их терять. Послезавтра начнем.

Действительно, бои "коричневого бомбардира" в значительной степени утратили прежний блеск. Особенно тяжело досталась Луису победа над Уолкоттом. Пятнадцатираундовый марафон он выиграл с незначительным преимуществом. Верный своему благородному принципу, Джо Луис через полгода вновь встретился с Уолкоттом. Это был очень тяжелый бой.

По очкам ведет Уолкотт. Луис измотан, он пропускает много ударов. В одиннадцатом раунде он все-таки находит брешь в непробиваемой до сих пор защите соперника. Левый прямой в печень — Уолкотт на мгновение опускает руки, и тут же следует короткий точный крюк справа в подбородок. Нокаут! Снова победил Джо Луис. Тут же на ринге он объявляет, что бросает бокс, а вместе с ним оставляет и звание чемпиона мира.

Газеты спешили подвести итог выступлений великого боксера. 11 лет и 80 дней владел он званием чемпиона мира. Провел на профессиональном ринге 61 бой и одержал 60 побед, из них 52 нокаутом, 25 раз успешно защищал чемпионский титул, четырежды получал золотую медаль как лучший боксер года, восемь раз получал призы за лучшие бои года, в 1941 году стал обладателем "Трофея Нейла", присуждаемого журналистами в память о военном и спортивном корреспонденте агентства Ассошиэйтед Пресс Эдварде Нейле, погибшем в 1938 году в республиканской Испании.

Подвели черту и бизнесмены. По их подсчетам, Джо Луис заработал 3 799 659 долларов. Заработал! Но получил во много раз меньше. По крайней мере 80 процентов его доходов от каждого боя уплывали в карманы менеджеров, антрепренеров, администраторов, возглавляемых Джекобсом.

Деньги они брали непосредственно у Джо Луиса, а он получал их в кассе, и, стало быть, должен был платить подоходный налог со всей суммы.

Американское налоговое управление скрупулезно подсчитало каждый доллар, но счет к оплате предъявило позднее. Потирали руки "короли" жевательной резинки, лимонада, галстуков, подтяжек. Непрактичный чемпион не брал с них денег за использование своего имени в рекламе. С такой же легкостью, с какой Джо Луис побивал своих соперников, его грабили и обирали дельцы всех рангов и масштабов. Но больше всех на правах друга и покровителя преуспел, конечно, Джекобс.

О, как любили американские газеты описывать во всех подробностях идиллическую жизнь Джо Луиса! В самом центре Нью-Йорка он оборудовал бар, который так и назывался: "У коричневого бомбардира". Здесь постоянно собирались известные боксеры, тренеры, спортивные журналисты. Посетители с удовольствием слушали шутливую перебранку экс-чемпиона со своими бывшими соперниками, всевозможные истории, приключившиеся с ним на ринге, во время тренировок, на фронте. Одна газета даже ввела постоянную рубрику: "Джо сбивает коктейли", под которой пересказывались разговоры, подслушанные в баре Луиса. Наконец-то бывший боксер смог уделять достаточно времени своей семье, детям — Жаклин и маленькому Джо. Ему неплохо жилось тогда.

Луису жилось неплохо, а дельцы от бокса жаловались на кризис. Кончились для них золотые времена. Публика перестала ходить на состязания боксеров, поскольку она совершенно справедливо не видела достойного преемника Джо Луиса. По традиции, уходя с ринга, он назвал имена претендентов на знание чемпиона мира — Гаса Лесневича и Джо Уолкотта. Однако Лесневич, который с 1941 по 1948 год сохранял знание чемпиона мира в полутяжелом весе, уступил свой титул англичанину Фреду Милсу, а Уолкотт потерпел поражение от другого темнокожего американца — Эззарда Чарлза.

С 1949 года в большинстве американских штатов стали признавать чемпионом мира Чарлза, а в Нью-Йорке и в западноевропейских боксерских объединениях — Ли Саволда, который одержал победу над чемпионом Европы Брюсом Вудкоком.

Даже Майк Джекобс, всемогущий Джекобс, прошедший огонь и воду закулисных комбинаций вокруг всех "боксерских конюшен" Америки, и тот пал духом. Нужна была какая-то сенсация. Только сногсшибательная сенсации могла привлечь внимание охладевшей к боксу публики. Позарез требовался новый Джо Луис. Новый? А если вернуть старого? Но ведь "коричневый бомбардир" и слышать не хочет о боксе, он хорошо помнит старую боксерскую поговорку: "Чемпионы никогда не возвращаются", ни разу экс-чемпион мира в тяжелом весе не становился вновь чемпионом. Как же его вернуть? Многолетний опыт Джекобса говорил за то, что нет цепей прочнее, чем долларовые.

И вот в одно прекрасное утро почтальон принес Луису письмо. "Дорогой Джо! — было написано в нем. — Я рад твоим успехам и напоминаю, что как-то ты взял у меня в долг 12 тысяч долларов и до сих пор не вернул. Было бы недурно с твоей стороны сделать это именно сейчас. С приветом Миллс, антрепренер". "Черт побери этого Миллса, — подумал Джо, — сколько он промотал моих денег, а давний должок не забыл". Пришлось отправить ему 12 тысяч.

На следующий день пришло письмо от Гоулда, менеджера Джеймса Брэддока. Он напоминал, что в 1937 году согласился на бой с Джо Луисом при условии, если ему гарантируют 10 процентов прибылей от всех встреч тяжеловесов на звание чемпиона мира в течение десяти лет. Десять лет давно прошло, а денег от Луиса он все еще не получил. Пришлось перевести на имя Гоулда 300 тысяч долларов. Это пахло катастрофой. Банковский счет был закрыт. Деньги, отложенные на "черный день", кончились. Они кончились именно тогда, когда пришел этот самый "черный день".

Письма теперь приходили регулярно. Кредиторы требовали оплаты. Они предъявляли счета, расписки, векселя, не забывая, конечно, приплюсовывать и проценты. Сколько Луис давал в долг, сколько прихлебателей кормилось и жило за его счет! А теперь вдруг выяснилось, что он всем задолжал неслыханные суммы! Отчаявшись, он бежал к Джекобсу. Старый друг, тот поможет в трудную минуту! "Друг" утешал: "Тебе просто немного не повезло, мой мальчик. Отдашь эти долги, и все снова будет в порядке. К сожалению, я не могу помочь тебе деньгами. Сам знаешь, какие ныне времена. Крепись, и все будет о’кей!" Проводив Луиса, он потирал руки и вновь снимал телефонную трубку: "Хелло, Фред! Помнится, мы пару раз кутили у тебя в ресторане. Надеюсь, ты все записал на Джо Луиса? Так вот, сейчас самое время отправить ему счет!" Он не забывал звонить сапожникам и аптекарям, зеленщикам и полотерам, барменам и домовладельцам. Но главным его козырем было налоговое управление. Оно вчинило Джо Луису иск на... полтора миллиона долларов. Таких денег у бывшего боксера, конечно, не было. Он не смог бы выплатить этого долга, даже если бы проработал четыреста лет.

Его бар и дом были конфискованы государством. Суд наложил арест на последние деньги — 66 тысяч долларов, которые Луис положил в банк на имя жены. Экс-чемпиону грозила тюрьма.

Все чаще вспоминал теперь Джо Луис слова Уэнделла Уилки: "Лучшая роза на могилу великого Авраама". Да, он, Джо Луис, старался поступать всегда так, как завещал американцам Авраам Линкольн. Он был бескорыстен, отважен, добр и честен. Но роза, которую он возложил на могилу великого президента, источала слишком тонкий аромат. Этот аромат был убит запахом засаленных зеленых бумажек, долларов, которые завладели всеми органами чувств большинства соотечественников покойного Линкольна. Роза бескорыстия одиноко увядала на его могиле.

Даже жена Луиса не пожелала иметь дело с неудачником. Деловитая Маруа оказалась не из числа тех женщин, которые способны стойко перенести все удары судьбы вместе с мужем. Она оставила Джо.

И тогда он, обманутый и ограбленный, но все такой же наивный, снова отправился в знакомую контору на Уолл-Стрит. Да, как это ни парадоксально, но Джо Луис по-прежнему верил Джекобсу. Тот изобразил на лице улыбку и быстро прикинул: "Готов или нет?" Инстинкт хищника подсказал: "Готов!"

— В твоем положении, — сказал Джекобс, — есть только один выход. Но ведь ты поклялся никогда больше... — он вопросительно посмотрел на Джо.

— Сейчас я готов на все, даже на бой с Чарлзом. Продолжение...