Джо Луис. Роза на могилу Авраама (Часть 3)

22 Ноябрь 2013. Категория: Легенды бокса

Макс Шмелинг и Джо ЛуисЧасть 2. 22 июня 1938 года, в день матча, улицы, ведущие к стадиону, были забиты народом. У редакций газет стояли толпы людей. Негры, ветераны войны, многочисленные антифашисты шли подбадривать Луиса. Ненависть ко всему фашистскому убеждала их, что Джо Луис победит. Другие в толпе вели себя неуверенно. Быть ли им за Макса Шмелинга, потому что он белый, или за Луиса, потому что Шмелинг фашист? Однако большинство склонялось на сторону Луиса. Те, кто был за Шмелинга, шли главным образом из Йорквилла, немецкого района Нью-Йорка.

Воздух наэлектризован. Люди, столпившиеся перед воротами стадиона, взвинчены, подозрительны, раздражены.

— Ты за кого?

— За Луиса!..

— Черт, ведь ты же белый!

— Но Шмелинг желтый, как все фашисты. Я буду скорее за чернокожего, чем за желтого, — слышались разговоры в толпе.

...Вдруг на стадионе все стихло. В наступившей мертвой тишине появился негр. Затем на ринг вышел Шмелинг. И тут раздался чей-то звонкий голос:
— Джо, помни, его послал Гитлер!

Удар гонга, и семьдесят тысяч человек затаили дыхание. Луис сразу бросается в атаку. Шмелинг бьет справа, но промахивается. Вся злость Луиса прорвалась наружу. Он стал осыпать ударами Шмелинга, который с лицом бледным как полотно отступал к канатам. Луис преследует. Удары проходят с такой быстротой, что их невозможно сосчитать.

— Джо! Джо! Джо! — начали кричать негры, сидевшие на галерке, их поддержал весь стадион. Три раза Шмелинг опускается на пол. Когда он поднялся в последний раз, он походил на пьяного, который не в состоянии ни думать, ни что-либо предпринять. Рефери останавливает бой и поднимает руку Луиса.

— Джо! Джо! Джо! — теперь толпа кричала и ревела и один голос. Люди вскочили с мест, в куски рвали свои шляпы. Семьдесят тысяч человек неистовствовали. На трибунах скандировали:

— Убирайся к Гитлеру, убирайся ко всем чертям!

В тот вечер по всей Америке ходили толпы народа с плакатами, оповещавшими о победе Луиса. На улицах многих городов с разрешения городских властей танцевали всю ночь.

А в Германии министр пропаганды Геббельс заявил, что Луис выиграл, нанеся Шмелингу удар ниже пояса. Однако фильм, свидетельствующий о том, что Джо Луис не нанес Шмелингу ни одного нечестного удара, был запрещен в рейхе.

Эта блестящая победа надолго сделала Джо Луиса кумиром американской молодежи. Потребовались даже полуофициальные заявления для печати, в которых "белых родителей" призывали не особенно беспокоиться о том, что их дети хотят во всем походить на Джо Луиса, потому что он хоть и негр, но... выдающийся. Когда уже в 1948 году Луис объявил о своем решении покинуть ринг, толпы народа напрудили целые кварталы вокруг отеля, где остановился замечательный боксер. Вооруженная полиция не смогла нанести порядок. Машина Джо Луиса была растащена на сувениры.

Во время президентских выборов 1940 года республиканская партия сумела обмануть малограмотного Луиса, заставив его выступить на митингах против Франклина Рузвельта. Руководитель избирательной кампании от республиканцев говорил после выборов, что Джо Луис собрал для республиканского кандидата Уилки больше голосов, чем кто-либо другой.

О популярности Джо Луиса свидетельствуют и слова обозревателя газеты "Чикаго Трибюн": "Как-то путешествуя по южным штатам, я спросил у одного белого издольщика, кто сейчас абсолютный чемпион мира. "Джо Луис",— ответил тот не задумываясь. Когда же я поинтересовался, как зовут президента страны, фермер недоуменно покачал головой".

Когда в 1942 году Джо Луис был призван в армию, он обратился с просьбой к Рузвельту зачислить его во флот, но президент посоветовал ему пойти в армию, мотивируя тем, что армия в войне против фашизма сыграет более значительную роль и он окажет огромную пользу борьбе с гитлеровцами, если тысячи его поклонников последуют за ним.

Сила Джо Луиса как боксера заключалась, прежде всего, в его необычайной реакции, колоссальной подвижности и страшном ударе. В начале тридцатых годов многие боксеры приходили в ужас при упоминании имени Примо Карнеры. Этот гигант обладал нечеловеческой силой. На ринге он напоминал разъяренного быка, готового смести всякого, кто станет на его пути. Карнеру побаивались даже рефери. Луис рядом с ним выглядел тщедушным мальчишкой. Но во время их поединка сокрушительные удары Карнеры находили лишь пустоту. Джо успевал всякий раз уходить от грозных перчаток Карнеры, а когда тот, окончательно разъярившись, потерял контроль над собой, Луис провел несколько чувствительных хуков. За первых пять раундов Карнера так ни разу и не сумел попасть в соперника, а в шестом оказался в нокауте.

Джо Луис был прирожденным боксером, но он не уповал только на свой талант и очень много тренировался. Перед вторым матчем со Шмелингом, например, он пробегал ежедневно по 15 километров, много занимался со штангой, со всевозможными снарядами, проводил многораундовые тренировочные бои. В то время он тренировался по 14 часов в сутки.

Однако больше всего любителям спорта импонировало даже не мастерство Джо Луиса, а его рыцарское отношение к соперникам. Учитывая откровенный дух чистогана, который уже много десятков лет царит на американских профессиональных рингах, эта черта Джо Луиса действительно примечательна. Как правило, всякий профессиональный боксер, став чемпионом мира, старается как можно реже рисковать и встречаться с сильными соперниками. "Коричневый бомбардир", как прозвали Джо Луиса, принимал любой вызов. Он дрался с каждым, кто этого хотел. Кто только не был его соперником! С ним встретились чемпионы и экс-чемпионы мира Джеймс Брэддок, Примо Карпера, Макс Бэр, Макс Шмелинг, Джерси Джо Уолкотт, Эззард Чарльз, Ли Саволд, Рокки Марчиано, такие выдающиеся мастера, как Боб Пастор, Томми Фарр, Билли Кон, Артуро Годи, Бадди Бэр и многие другие.

Мало того, если Луис был недоволен своей победой, считал ее не очень убедительной, он сам предлагал повторную встречу.

Потрясающее впечатление на американцев, привыкших к постоянному стремлению боксеров выколотить как можно больше барышей из своих боев, произвел поединок Джо Луиса с Бадди Бэром. Это было в 1941 году. Луис заявил, что будет драться бесплатно, а все причитающиеся ему деньги он жертвует в фонд борьбы с фашизмом. Сенатор-республиканец Уэнделл Уилки в своем заявлении по радио сказал тогда: "От имени всего американского народа и благодарю Джо Луиса за этот благородный поступок. Только Луис способен великодушно рисковать титулом чемпиона мира, не получая взамен ни одного цента. Этот человек возложил лучшую розу на могилу великого Авраама, Авраама Линкольна!"

Не раз вспоминал потом Джо Луис слова Уилки. Но об этом речь впереди. А пока он одерживал одну победу за другой, пока был на вершине своей славы, пока на нем делали бизнес большие и маленькие акулы делового мира. Пока ему позволяли забывать о том, что он негр, ему прощали неумение выгодно пристраивать доллары и даже сквозь пальцы смотрели на стремление в жизни, как и на ринге, быть честным, отважным и благородным. Продолжение...