Две встречи с Жоржем Карпантье

23 Апрель 2013. Категория: Легенды бокса

Жорж Карпантье1922 год. На безлюдных улицах Москвы рядом с "Окнами РОСТА", декретами и постановлениями появились яркие афиши, извещавшие о том, что в "Кино Колоссе" перед сеансом будет демонстрироваться хроникальный фильм "Матч века".

По тем временам "Кино Колосс", помешавшийся в Московской консерватории, был самым большим зрительным залом столицы, если учесть, что ряд театров, в том числе и Большой, были закрыты. Предприимчивые администраторы "Кино Колосса" широко рекламировали чудом завезенный к нам фильм о матче двух гигантов мирового профессионального бокса: абсолютного чемпиона мира тяжеловеса американца Джека Демпси и полутяжеловеса француза Жоржа Карпантье.Джек Демпси - Жорж Карпантье

Для нас, курсантов Главной военной школы физического образования трудящихся, этот фильм явился подлинным праздником, ибо мы имели тогда весьма смутное представление о мастерстве чемпионов мира. Поэтому понятно то нетерпение, с которым мы ждали встречи с настоящими мастерами кожаной перчатки. "Матч века", например, меня буквально ошеломил своими масштабами и совершенной техникой боя.

Всего 15 минут демонстрировалась боксерская хроника, в начале которой зрителей знакомили с подготовкой 80-тысячного амфитеатра. Затем боксеры были показаны в своем тренировочном лагере. И только потом наступал тот момент, когда оба боксера, готовые к решительной схватке, появлялись на ринге.

Жоржа Карпантье по-настоящему я рассмотрел лишь перед началом боя, когда его показали крупным планом. Высокий, стройный, с гибким торсом, хорошо развитыми руками и ногами, продолговатым красивым лицом, он казался гораздо моложе своих лет. В отличие от Джека Демпси-бойца Карпантье был в лучшем понимании этого слова боксер-интеллигент.

Стоя в своем углу, он учтиво и с достоинством раскланивался; улыбка не сходила с его лица. Держался он уверенно, весело переговариваясь со своим тренером и секундантами. После торжественного ритуала начался бой, представлявший для нас сказочное зрелище.

Документальный фильм "Жорж Карпантье и Джек Демпси" ("Carpentier et Dempsey").

С ударом гонга Демпси рванулся вперед, не оставляя никаких сомнений в своем намерении закончить бой нокаутом. Боец быстрого старта, он, как тяжелый таран, неудержимо шел только вперед, пытаясь сковать противника, навязать ближний бой, в котором ему не было равных. Известно, что большинство боев Джек заканчивал в первых двух раундах нокаутом.

Карпантье старался держаться на дальней дистанции. Он умело встречал Демпси, искусно уходил уклонами и нырками от его тяжелых ударов. Могучие кулаки Демпси сотрясали воздух. Он часто промахивался, но упрямо, невзирая на получаемые им удары, шел вперед.

В противовес нокаутеру Демпси Карпантье, виртуоз дистанционного боя, демонстрировал настоящий классический бокс. По всем статьям он переигрывал своего противника, стремительно и легко передвигался, буквально танцуя по рингу, ловко ускользал от грозных перчаток тяжеловеса, успевая после очередной атаки Демпси провести несколько молниеносных ударов. Его искусные финты в сочетании с удивительной пластичностью говорили о том, что на ринге действует мастер, творящий в соответствии с высшими законами боксерской эстетики.

И все-таки Карпантье не смог остановить напора человека-нокаута, упрямо рвущегося к своей цели. Бой закончился нокаутом в обычном американском духе, а для порядка даже явилась полиция. Но и после этого Карпантье улыбался. То была не жалкая улыбка, рассчитанная на сочувствие зрителей, а улыбка человека, сделавшего все, что он мог, а главное, подарившего зрителям нечто большее — незабываемые минуты наслаждения большим искусством.

До глубины души мне было жалко и обидно, что такой тонкий и чувствительный виртуоз подавлен грубой силой.

Жорж Карпантье и Джек Демпси перед боемИменно утонченный Карпантье, а не грозный победитель Джек Демпси стал навсегда моим идеалом в боксе. Облик этого рыцаря в кожаных перчатках остался в моем сознании на всю жизнь, окруженный ореолом романтики, благородства, смелости и большого личного обаяния. Не знаю, может быть, в жизни он был и далек от созданного мною идеала, но я хотел видеть его таким, я сотворил своего кумира.

Изящный стиль француза, необычайная пластичность его быстрых, легких и точных движений, игра ног, умение свободно и непринужденно держаться в момент опасности, мгновенная разрядка, взрыв, великолепная техника и тактика — все это вместе взятое возвело Карпантье в мой идеал боксера. Тогда я мысленно обращался к этим великим учителям:

— Спасибо, Жорж Карпантье! Ты многое дал мне и открыл глаза на настоящий искусный бокс! Ты же, Джек Демпси, слишком силен, чтобы я мог перенять твой стиль, но за ближний бой и тебе спасибо. Правда, своей огромной силой ты пользуешься как разрушитель, но ее можно использовать и как искусство, владеть которым обязан каждый боксер независимо от своих данных.

Фильм "Матч века" стал для меня своеобразным наглядным пособием. Я смотрел его почти ежедневно в течение двух недель, жадно изучал каждое движение боксеров, старался подметить тончайшие нюансы их манеры боя. Потом я пытался все это использовать в своей тренировке. Я почувствовал, что нашел правильный путь к спортивному мастерству и уловил многое, чем владели знаменитые боксеры. Главное, я понял, что такое настоящая техника, настоящее мастерство. Теперь только оставалось с особой тщательностью совершенствовать собственную манеру боя.

Впоследствии мне довелось посмотреть много интереснейших, сенсационных встреч сильнейших боксеров мира, но впечатление от первого матча осталось самым сильным. Именно тогда, благодаря этой картине, столь поразившей мое воображение, я понял, что такое настоящий бокс. Даже сейчас, почти пятьдесят лет спустя, побывав на сотнях турниров, исколесив почти все боксерские страны мира, повидав много звезд большого ринга, пережив их взлеты и падения, я вновь вижу эту незабываемую картину во всех ее деталях.

Осенью 1967 года я побывал в Париже. После окончания работы в Международной ассоциации бокса месье Патрис, глава французской федерации бокса, приготовил нам приятный сюрприз: он предложил пообедать в ресторане "Жорж Карпантье". Это меня заинтриговало: ресторан великого боксера! Я переступил порог небольшого уютного заведения с некоторым волнением, ожидая увидеть древнего старца. Но я оказался в глубоком "нокауте", когда мне показали высокого, стройного, сухощавого мужчину, деловито беседующего с метрдотелем. Заметив нас, он легкой пружинистой походкой направился в нашу сторону, элегантно раскланиваясь на ходу с посетителями, расточая улыбки дамам.

Месье Патрис представил нас. Я придирчиво рассматривал Карпантье, стараясь найти в этом человеке что-нибудь от прежнего Жоржа-боксера. Неужели этот преуспевающий мужчина, стройный, как юноша, в элегантном костюме, с безупречными манерами, действительно Жорж Карпантье? Ведь ему должно быть не меньше 75 лет! Но когда он познакомил нас со своей дочерью Жакелиной, которой, несмотря на отличную косметику, было явно за пятьдесят, я был окончательно сражен. Рядом с ней он выглядел старшим братом, а не отцом.

И вот Карпантье сидит среди членов Международной ассоциации боксеров-любителей, непринужденно беседуя с нами. Конечно, этот человек избалован славой, и наш визит к нему, наверное, обычен для него.

Картины прошлого вновь оживали перед моими глазами. Тщетно пытался найти я следы тяжелой профессии на свежевыбритом моложавом лице этого баловня судьбы, человека, знающего себе цену. Годы сохранили его.

Я попросил слово для тоста. Волнуясь от нахлынувших воспоминаний, я попытался сказать Карпантье то, что когда-то говорил сам себе после неоднократного просмотра фильма "Матч века". Он был искренне растроган.

— Неужели меня знают в вашей стране, где я никогда не был? — удивился Карпантье.— Я был бы очень рад приехать к вам,— взволнованно продолжал он,— так много слышал о вашей стране от своего друга Марселя Тиля. Я видел бои многих советских боксеров. У них отличная школа, и они по праву считаются сильнейшими в мире.

По дороге в Москву я долго размышлял об этих двух встречах с прославленным французом, думал о судьбах старых боксеров-профессионалов. Правда, Демпси и Карпантье повезло, их судьбы оказались сходными: оба вложили свои сбережения в дело и сделали "бизнес"! Один в Нью-Йорке, другой в Париже, они открыли именные рестораны, которые не нуждаются в рекламе.

Все-таки он счастливчик, Жорж Карпантье, баловень судьбы. И становится обидно, что тысячи талантливых профессионалов, сойдя с ринга, не могут разделить его судьбу и вынуждены на старости лет вести жалкий образ жизни, борясь за свое существование.

К. В. Градополов