"Босс" проиграл пари

11 Сентябрь 2013. Категория: Легенды бокса

Сентябрь 1957 года. Пригородный поезд возвращает нас с женой из Рамбуйе в Париж. Множество лиц мелькает перед глазами. Но мое внимание не задерживается на них. Они появляются и исчезают, подобно ночным птицам, пролетающим в свете фар.

Мысленно я вновь и вновь оказываюсь в комфортабельном поместье, из которого мы только что выехали. Весь день проплывает передо мной, как кадры кинопленки.

Утром у вокзала Рамбуйе гостей ждала машина менеджера. Через четверть часа "додж" въезжает в красивое имение, где нас встречают пожилая чета сторожей, мой приятель — спортивный журналист с женой и супруга "босса".

Менеджер чемпиона мира Робера Коэна, чемпиона Франции Шарля Колэна, Клода Милаццо и некоторых других известных спортсменов Гастон-Шарль Раймон требует, чтобы боксеры называли его "боссом".

Я принял его приглашение поехать за город на воскресный день для "легкого веселого отдыха". Как я был наивен!

Стол в саду заставлен бутылками с аперитивом. "Босс" и его супруга полны предупредительности. Прекрасный завтрак, уютная гостиная, прогулка по парку, щедро освещенному солнцем; как хорошо здесь, вдали от головокружительной парижской жизни!

Время течет быстро в этом маленьком раю, оазисе тишины.

Но искуситель тут как тут...

Вечером я наблюдаю за ним: он сидит, утонув в мягком кресле у весело сверкающего камина. Похожий на Черчилля, с такими же обвислыми щеками, он жует огромную гаванскую сигару, как бы желая подчеркнуть это сходство. Прерывая свой рассказ, со вкусом затягивается и выпускает дым. Его круглое лицо дышит добродушием.

По сравнению с другими менеджерами у него есть преимущество: личный опыт боксера. "Босс" хорошо знаком с основой дела. В спортивном зале может дать весьма полезные советы, а у ринга достаточно умен, чтобы промолчать.

Но какой жулик в делах! Впрочем, его нельзя упрекнуть в том, что он скрывает это. Жил в Соединенных Штатах десять лет, школу мошенничества прошел там и хвастает ею. Боксировал в состязаниях, организованных гангстерами. И этим гордится.

Прожил беспокойную жизнь.

— Я многое испытал в Штатах. Жил в княжеских апартаментах, имел машины, но бывало и так, что ночь проводил на скамейке в Гайд-парке без гроша в кармане.

Владел яхтой, занимался торговлей спиртным на Гудзоне — и очутился без копейки, не на что было даже купить билет в метро.

Смакует свои истории, прерывая их самодовольным смехом. Он выглядит как настоящий американец; желая произвести большее впечатление, с заметным удовольствием шокирует своих собеседников.

Но постепенно, вспоминая разные эпизоды, он открывает свое истинное лицо. Маска спадает.

— С деньгами можно многое сделать, — уверяет он с хорошо рассчитанным высокомерием.

— Можно купить все, что хочешь и кого хочешь. С монетой все купишь...

Подчеркивает — "кого хочешь". Перебирая четки, продолжает смотреть мне прямо в глаза, как бы испытывая мою чувствительность, мою реакцию на это "глубоко философское" высказывание.

Мне хочется отвлечь его внимание, и я расспрашиваю о развитии бокса в Париже после Освобождения. Я не думал, что так удачно попаду в самую точку. Этот вопрос ему понравился. Правда, он сам навел меня на эту тему, намекнув час тому назад на свое участие в возрождении бизнеса на боксе во Франции.

Начало рассказа об его деятельности скучно. Но продолжение небезынтересно. Продолжение...