"Босс" проиграл пари (Часть 3)

15 Сентябрь 2013. Категория: Легенды бокса

Часть 2. Лето 1973 года. С того дня в Рамбуйе прошло 16 лет. "Босс" закрыл свой зал на улице Родье. После всеобщей майской забастовки 1968 года он счел климат Соединенных Штатов более здоровым. Но оружия своего этот хищник-эксплуататор не сложил. Из Нью-Йорка, Чикаго, Лос-Анджелеса, Лас-Вегаса он регулярно пишет Жюльену Желену, одному из молодых профессионалов, оставленных им в Париже под присмотром Роже Окинаренна. Подбрасывает наживки, чтобы завлечь Жюльена в Соединенные Штаты.

То заверяет: "Я видел одного влиятельного журналиста, который обещал мне сделать о тебе статью. Здесь ты будешь под моей защитой. Это — удача на всю жизнь".

То негодует, получив отрицательный ответ от Жюльена: "Я спрашиваю себя, чем ты рискуешь, ведь ты ничего не имеешь. Тебе не хватает воли, тщеславия и многого другого..."

"Босс" употребляет и более вульгарные, резкие выражения. Иногда он теряет хладнокровие, затем вновь приходит в себя, терпеливый, как хищник, подстерегающий добычу. Он хвастает своими связями с видным сенатором из Техаса, пишет о горах долларов, которые можно заработать, о красивых и доступных девушках, присылает вырезки из газет.

В частности, из издающейся в штате Невада "Рено Стейт Джорнэл", которая помещает фотографию Гастона-Шарля Раймона с подписью: "Большой знаток бокса".

Однако ни уговоры, ни угрозы не могут заставить Желена, напуганного катастрофическим для него турне по Антильским островам, отправиться в Нью-Йорк.

Все же однажды, боясь уступить, Жюльен звонит мне по телефону.

— Могу я зайти к тебе?

— Конечно.

Он появляется взвинченный, с последним письмом Гастона-Шарля Раймона в руках. Я понимаю, что, несмотря ни на что, поездка кажется ему соблазнительной и что он делает над собой усилия, чтобы не сдаться.

— На, возьми, — говорит он, — это мой паспорт с визой в Соединенные Штаты. Держи его у себя. Спаси меня от этой авантюры.

Жюльен кладет на стол уже оформленный паспорт для поездки в Америку за "золотом". И с облегчением жмет мою руку.

Несколько недель спустя он приходит за паспортом. Жюльен уверен, что больше не попадет в западню. Он аккуратно складывает письма менеджера.

— Пусть убирается к черту. Я женюсь и бросаю профессиональный бокс. Хочу начать карьеру тренера в школе.

Добыча, из которой "босс" собирался сделать "великого чемпиона в полутяжелом весе", ускользнула.

"Защитник боксеров" Гастон-Шарль не знает дошедших до нас новостей об одном из его бывших чемпионов в полутяжелом весе. Это Шарль Колен, который пропустил слишком много ударов, пока его менеджер, сидя у ринга, делал вид, что не замечает их. Для "босса" была важна только звонкая монета...

Вспоминая бурное свидание в Рамбуйе и думая о Колене, Нолле, Фамешоне, обо всех жертвах бизнеса на боксе, которых я не переставал защищать, я позволил себе удовольствие отправить Гастону-Шарлю Раймону письмо.

"Босс", вы ошиблись!

Не все и не всегда можно купить за деньги. В жизни есть большие ценности. Солидарность, дружба тех, кого так постыдно эксплуатирует ваша среда, уважение людей, которыми гордится спорт, — настоящих воспитателей молодежи.

Я так и не обратился к вам, зато часто жал руки тех, кого вы эксплуатировали. Стало быть, последнее слово за мной: вы проиграли пари, "босс"!

Р. Пассеван