Александр Ягубкин

05 Июнь 2012. Категория: Легенды бокса

Александр ЯгубкинВ спортивном комплексе "Олимпийский", где разыгрывались медали VIII летней Спартакиады народов СССР по боксу, подходили к концу предварительные встречи боксеров первого тяжелого веса. На ринг вызвали последнюю пару: А. Ягубкин (Украина) — Р. Себиев (РСФСР).

Украинский боксер, легко передвигаясь по рингу в своей обычной игровой манере, заметно превосходил соперника. Особого интереса бой, пожалуй, не вызывал, зрители хладнокровно следили за событиями на ринге. В первом перерыве диктор представил боксера из "красного" угла:

Заслуженному мастеру спорта Александру Ягубкину двадцать два года. Боксом занимается с тринадцати лет. На счету боксера 122 победы из 140 проведенных боев, в том числе 43 победы в 50 международных встречах. Он абсолютный чемпион СССР 1980 года, чемпион страны 1982 года, двукратный чемпион Европы, чемпион мира. Ягубкина тренирует заслуженный тренер Украины Александр Котов.

В зале раздались довольно сдержанные аплодисменты: избалованная публика "Юбилейного" насмотрелась на чемпионов.

Второй раунд, в котором также доминировал Ягубкин, подходил к концу, когда вдруг, как гром средь ясного неба, мощный удар Себиева поверг чемпиона на пол. Рефери боя — судья международной категории А. Грищук открыл счет:

— Раз, два, три...

Ягубкин, раскачиваясь, медленно приподнимается с помоста.

— ...Семь, восемь...

"Звезда с Петровки" - Александр ЯгубкинЧемпион, все еще сильно пошатываясь, поднимает руки, показывая, что он готов продолжать бой. И все-таки заметно, что Ягубкин находится еще в состоянии шока. Рефери не решается продолжить счет (шутка ли, фиксировать нокаут у чемпиона мира?!), но и команду "Бокс!" тоже не подает. А электронный секундомер неумолимо отсчитывает время. Звучит гонг, возвещая об окончании второго раунда.

— Сюда! Скорее! — кричит Ягубкину из угла Котов.

Но что с чемпионом? Он все еще пошатывается и, сильно хромая и держась за канат, медленно добирается до своего угла.

Среди судей некоторое замешательство. К столу жюри бросается представитель команды боксеров РСФСР. Он явно возмущен, размахивает руками и еще издали кричит: "Это безобразие... Ягубкин в нокауте! Куда вы смотрите!? ..." Руководители жюри жестами просят представителя удалиться.

А в это время в "красном" углу происходит не совсем обычный для бокса диалог:

— Поломал ногу,— тяжело дыша, говорит Ягубкин.

— Не может быть,— Котов осторожно пощупал голень боксера.

— Боль сильная,— Ягубкин поморщился,— как будто топором стукнули по голеностопу.

— Перелома нет! — твердо сказал Котов.— Иди боксируй...

В это время раздался гонг. Мастер спорта СССР из Грозного Рамзан Себиев сразу обрушил на Ягубкина град коротких сильных ударов. Чемпион, почти стоя на месте, защищался и только изредка контратаковал точными одиночными ударами. Они, вероятно, охладили наступательный порыв Себиева. К концу раунда Ягубкин снова владел инициативой. Судьи назвали его победителем.

Опираясь на Котова и все же сильно прихрамывая, Ягубкин сошел с помоста и под овации зала ушел за кулисы. Это были аплодисменты мужеству и воле чемпиона.

...Через год после того случая, когда мы беседовали с Ягубкиным, он, приподняв штанину джинсов и опустив носок, грустно сказал:

— Вот оно, "мужество",— Саша показал на большую (величиной с кулак) припухлость в области голеностопного сустава.— Падая, я тогда подвернул ногу. Кажется, была трещина в кости, разрыв связок и мышц... Я не вникал. До сих пор болит на погоду...

Из-за травмы Ягубкин каждый последующий бой на ринге VIII Спартакиады, как и третий раунд встречи с Себиевым, проводил "на одной ноге". Он прихрамывал и избегал резких передвижений, опасаясь, что травмированная нога подведет. Какую же надо иметь силу воли, чтобы с такой травмой выходить на бои с 90-килограммовыми соперниками, почти каждый из которых обладал нокаутирующими ударами!? Это один из примеров того, что понятие "воля боксера" — не абстрактное. История бокса знает подобные случаи.

...В свое время на командном первенстве СССР чемпион Украины 1952 года во втором полусреднем весе Николай Славов из Николаева в бою с бронзовым призером, а впоследствии — неоднократным финалистом первенства страны, очень сильным тбилисским боксером Гиви Дарбайсели травмировал палец. Секундантом Славова был М. И. Романенко. По выражению лица боксера он видел, что тот испытывает боль.

— Может быть, откажемся? — спросил в перерыве Романенко.

В ответ Славов отрицательно покачал головой. Он знал, что этот бой во многом решает исход командной борьбы. И Николай довел его до победного конца. "А когда мы сняли перчатку с правой руки Николая,— вспоминал М. И. Романенко,— все ахнули: у Славова был открытый перелом большого пальца..."

О том бое более чем тридцатилетней давности начальнику управления речного флота при Совете Министров УССР, председателю федерации бокса Украины Н. А. Славову сейчас напоминают шрам на большом пальце правой руки да заметка под заглавием "Воля боксера" в пожелтевшей от времени газете.

...Ягубкин после полученной тяжелой травмы провел на ринге "Юбилейного" еще четыре боя и, одержав во всех убедительные победы, завоевал золотые медали чемпиона VIII летней Спартакиады народов СССР и чемпиона Советского Союза 1983 года.

Об этом случае много говорили в кулуарах спартакиадного турнира боксеров, а председатель спорткомитета УССР М. М. Бака, знающий истинную цену спортивных побед, поздравляя Ягубкина и обращаясь ко всем спортсменам и тренерам, находившимся в этот вечер в штабе спортивной делегации Украины, сказал:

— Это, товарищи, настоящий спортивный герой VIII Спартакиады! Он показал на ринге не только мастерство, но и проявил при этом высокие морально-волевые качества советского спортсмена! Искреннее тебе, Саша, спасибо за твою замечательную победу!

Довольно своеобразно отнесся ко всему случившемуся тренер Ягубкина. Уже на следующий день после боя с Себиевым, когда чуть ли не каждый старался выразить восхищение и поздравлял Ягубкина, Котов, словно подтрунивая над учеником, ехидно произнес:

— Да, Саня, был нокаут...

— Как!? — Ягубкин широко раскрыл глаза.— Я же поднялся и боксировал...

А тренер знай свое:

— Судье можно было и не давать тебе боксировать, а фиксировать нокаут... "Аут" все-таки был!

В этом весь Котов. Высокие ранги учеников на него, как на иных тренеров, обворожительно не действуют. И чем выше спортивные титулы спортсменов, тем строже его взаимоотношения с ними. Поэтому Ягубкин не удивился, когда его, обладателя Кубка мира-83, встречали на вокзале в родном Донецке с цветами и оркестром, а Котов словно ушатом холодной воды обдал: "И как ты Кубок выиграл?! Поражаюсь просто... Паршиво боксировал, Саня..."

Зная об этих взаимоотношениях тренера и его знаменитого ученика, я спросил однажды у Котова: "Это что — профилактика "звездной" болезни?"

В определенной степени,— ответил Котов.— Иногда надо и заслуженных мастеров опускать, как говорится, с небес на землю. Я ценю в Ягубкине отзывчивость и доброту. У него много друзей — истинных и, к сожалению, мнимых. Был даже период, когда мне довольно резко приходилось вмешиваться в его личную жизнь.

Александр Котов тренером стал, можно сказать, случайно. Родился он в Саратове. Занимался различными видами спорта, но норму кандидата в мастера спорта СССР выполнил только по боксу. Он никогда не думал, что спорт станет его профессией — Котов окончил Саратовский авиационный техникум. Но так уже случилось, что ему пришлось сделать серьезную операцию на руке в Донецке. В больнице пробыл месяцев семь — восемь. Выписался в мае 1971 года. Как раз в это время в одном из рабочих районов Донецка — на Рудченковке — вступил в строй Дворец спорта "Юбилейный", построенный силами комсомольцев и молодежи. Знакомые боксеры предложили Котову попробовать свои силы на тренерской работе, и он на общественных началах взялся вести одну группу новичков.

Молодой тренер ходил по школам, приглашал желающих заниматься боксом в "Юбилейный". В 1974 году у Котова появилась первая "звездочка": его ученик Владимир Будылин выиграл первенство СССР среди юношей. Еще через два года второй ученик Котова Александр Галушко стал победителем первенства страны среди молодежи. Тренерская работа увлекла Котова, и он, окончив Донецкий техникум физкультуры, уже ни о какой другой профессии и не мечтал. Примерно раз в два года у него появлялись яркие боксеры. Так, в 1977 году его воспитанник Сергей Радкевич стал победителем II Всесоюзных игр молодежи и первенства СССР среди юниоров. Однако из всех учеников Котова самых выдающихся результатов добился Ягубкин.

У Котова хранится фотография, на которой запечатлено первое появление будущего чемпиона мира на ринге. В боксерский зал "Юбилейного" пришел фотокорреспондент заводской многотиражки и обратился к уже известному в то время в Донецке тренеру:

— Где твои звезды? Мне срочно надо сделать для стенда твою фотографию с кем-нибудь из них.

— Но сейчас тренируется группа новичков,— ответил Котов. Все наши чемпионы в отъезде. Придется съемку отменить...

— О, только не это,— взмолился фотокорр.— Я же сказал: срочно! Стенд через неделю должен быть готов. Давай любого из новичков и будем считать — "подающий надежды"...

— Ладно,— согласился Котов и подозвал самого высокого из новичков. Обращаясь к фотокорреспонденту, спросил:— Этот подойдет? Чем не будущий чемпион мира!?

— Пойдет,— ответил фотокорреспондент.— Мальчик, назови имя, фамилию и класс — я запишу.

— Саша Ягубкин,— смущаясь, ответил новичок.— Седьмой класс.Александр Ягубкин и его тренер Александр Котов

Не правда ли, вся эта история похожа на вымысел? Но есть "вещественное доказательство" — та самая фотография, сделанная 5 сентября 1974 года, запечатлевшая новичка Ягубкина в углу ринга с тренером Котовым. Справедливости ради следует назвать еще одного тренера, который работал вместе с Котовым и, по словам Ягубкина, "очень много" дал ему как боксеру. Это мастер спорта СССР Анатолий Иванович Третьяков. "Мой второй тренер!" — говорил о нем Ягубкин.

Свою первую победу на ринге Саша Ягубкин одержал в 1975 году на традиционном всесоюзном юношеском мемориале Павлика Морозова, который ежегодно проходил в "Юбилейном". Будущий тяжеловес весил тогда 66 кг. Постепенно он прибавлял в весе, но сохранил манеру ведения, присущую легким весовым категориям.

— Ягубкин очень маневренный,— говорил о чемпионе мира заслуженный тренер СССР А. Лавров.— Своей манерой боксера-игровика он добился высших результатов. Саша боксирует, как боксеры второго полусреднего веса Акопкохян или Конакбаев. Иные тяжеловесы, встречаясь с Ягубкиным, просто теряют самообладание, не зная, что противопоставить его темповому игровому бою, явно не характерному для этой весовой категории.

...Ягубкин Александр Геннадьевич вырос в шахтерской семье, в рабочем районе миллионного Донецка — на Петровке, где средоточие угольных шахт. Мать — Екатерина Григорьевна — машинист подъемника, отец — Геннадий Леонтьевич — горнорабочий очистного забоя. И после каждой громкой победы Саша первым делом ехал на шахту, где трудились родители, где его хорошо знали люди, на глазах которых он рос.

"Помню, как бережно передавали друг другу бывалые горняки золотую медаль чемпиона мира, привезенную их юным земляком из Мюнхена,— писал в "Советском спорте" корреспондент газеты Ю. Юрис.— Она казалась маленьким солнышком в крепких мозолистых руках людей, добывающих "солнечный камень". А сам чемпион, раскрасневшийся от волнения и теплоты встречи с шахтерами, сказал тогда: "Эта награда не только моя, но и ваша".

О Ягубкине многие газеты мира писали как о яркой боксерской "звезде первой величины". И когда зарубежные журналисты спрашивали, откуда он родом, то, назвав город, Саша обязательно уточнял: "С Петровки..."

Д. А. Аркадьев