Абрек Баршт

05 Июль 2012. Категория: Легенды бокса

Абрек Баршт...Один из немногих солнечных дней августа сорок третьего года, энский прифронтовой аэродром. На ящиках из-под снарядов сидят три механика из эскадрильи истребителей гвардии старшего лейтенанта Абрека Баршта.

Радуясь тишине и солнцу, они весело и громко обсуждают один мирный вопрос: как отметить день рождения своего командира?

А звено истребителей Баршта пересекало в это время линию фронта, сопровождая группу фоторазведчиков.

— Командир, немецкие самолеты внизу! — тревожный голос рации.

Один, два, три, четыре... двенадцать! Ожидать атаки? Значит, потерять разведчиков, не выполнить задания. У Баршта было одно преимущество — его звено находилось метров на пятьсот выше и сходилось с противником на встречных курсах, что давало большую маневренность.

Командир приказал ведущему второй пары Борису Матосову уходить с разведчиками, отсекая прорвавшиеся самолеты противника, а сам с Сергеем Гордадзе ринулся в атаку. Боевой порядок немецких машин нарушился, они все были втянуты в бой. А когда разведчики и пара Матосова скрылись из виду, Баршт и Гордадзе вышли из боя, сбив по одному "фокке-вульфу".

Вдруг один вражеский истребитель пошел прямо на Абрека. Это случалось редко: немцы к тому времени хорошо знали огневую мощь наших истребителей и обычно избегали встречи лоб в лоб. Абрек открыл огонь и, не меняя курса, стал приближаться. Две машины с огромной скоростью неслись друг на друга. Секунда, другая — и от страшного удара оба самолета разлетятся на куски. Это был поединок нервов. В последний момент немецкий летчик взметнулся вверх, но Абрек успел прошить его машину меткой очередью.

На обратном пути звено обстреляло механизированную колонну противника. И вот уже посадочная полоса своего аэродрома. Баршт неторопливо идет на командный пункт. Он снял шлемофон, подставив солнцу черные, как смоль, мокрые волосы и смуглое лицо. А навстречу бежали механики, они уже знали от летчиков о трудном полете.

— С победой, Абрек Аркадьевич! И с днем рождения!

Удивительная выносливость у него, умение быстро оценивать обстановку, хладнокровие — так говорили мне о своем командире, Герое Советского Союза Абреке Барште его боевые друзья, с чьих слов я и записал приведенный выше эпизод.

И снова, как не раз в жизни, подумалось тогда: великая вещь — спорт. Потому что в детстве не был Абрек Баршт ни выносливым, ни хладнокровным. Вот упорным — был.

Мы с Абреком учились во Владивостоке в одной школе. Нам было по пятнадцать, когда вместе пришли в секцию бокса, к известному в городе тренеру Михаилу Петровичу Гольцеву. На первом же построении он сказал, строго глядя на Абрека:

— А ты, дружок, одевайся. Больно уж хил для этого дела. Подрастешь малость, тогда приходи.

Абрек молча вышел из строя, но из зала не ушел: стоял в дверях, наблюдая тренировку. А потом он делал так: тренировки проходили в спортивном зале школы, там была сцена; он прятался на этой сцене за кулисами и делал все, что тренер показывал нам. Больше года он проводил бой с "тенью", прыгал через скакалку и работал на боксерских снарядах, когда в зале никого не было. И весь год мы об этом даже не догадывались. В конце концов, Гольцев "сдался": Баршт стал тренироваться вместе с нами.

А потом он стал чемпионом "Водника" в полулегком весе. Я хорошо помню один бой Абрека. На первенстве Владивостока он вышел в финал вместе с Колей Виштаком. Сомнений, чья будет победа, ни у кого не было: Виштак — чемпион города. Крепкий сильный парень, на три года старше Абрека, в два раза, больше боев провел. Когда на ринг вышли — это мнение у всех укрепилось. Будто в разных весовых категориях выступают ребята: настолько выше и сильнее выглядел Виштак. Но начался бой — и куда девалось это его физическое преимущество. Абрек мягкими нырками и уклонами разрушал все атаки соперника, искусно навязывал ему ближний бой, в котором властвовал безраздельно. А в третьем раунде преимущество Баршта было уже явным: ему удавалось все — и сильные контратакующие удары, и атаки со средней и ближней дистанции.

Я смотрел и глазам своим не верил — так технически грамотно, просто мастерски боксировал Абрек. Когда успел?

Вроде и тренировались в последнее время вместе, все на виду было. Вот тебе и хилый! Сейчас на ринге именно таким выглядит Виштак. Несомненно, у Абрека были врожденные данные боксера — скорость, прекрасная реакция. Но сколько же надо труда, чтобы за два-три года достичь, такого вот уровня технической подготовки, да еще практически без тренера! Ну и молодчина же Абрек, ну и характер! Я крепко обнял его после боя...

Окончив среднюю школу, Абрек вопреки желанию родителей (отец и мать его были врачами) поступает в школу военных летчиков. Общительный и остроумный, хороший спортсмен и музыкант, он становится душой своего курса, организует в училище джаз-оркестр и секцию бокса.

Перед войной Баршт становится чемпионом в легком весе на первенстве Северо-Кавказского военного округа.

Он уже инструктор в своем училище и готовится к первенству Красной Армии...

За годы войны летчик Абрек Баршт совершил более четырехсот вылетов, сбил восемнадцать вражеских самолетов, уничтожил много живой силы и техники противника.

За отвагу и мужество, проявленные в боях за Родину, в 1943 г. ему присвоили звание Героя Советского Союза.

Он закончил войну на Дальнем Востоке, вернувшись в места, где рос, учился, мужал.

Тринадцать правительственных наград украшают грудь замечательного летчика и боксера. До сорока шести лет летал полковник Баршт на реактивных сверхзвуковых самолетах. И когда его спрашивают: "В чем секрет вашего летного долголетия?" — он отвечает: "Бокс".

И. Гущин